Казахстанский форум адвокатов: «Мы не кладбище полицейских и прокурорских карьер»

Маргарита Бочарова, Vласть

В пятницу в просторном зале алматинского отеля «Интерконтиненталь» под двумя громадными хрустальными люстрами собрался весь цвет казахстанской адвокатуры. По нейтральным названиям докладов могло показаться, что здесь состоится рядовая профессиональная тусовка, однако весь пафосный налет испарился сразу же после приветственных слов.

Первой скрипкой стал Ануар Тугел, председатель Республиканской коллегии адвокатов и президент Союза адвокатов. В своей десятиминутной речи он успел перечислить столько недостатков нового Уголовно-процессуального кодекса, что на их исправление уйдет, думается, не один год. Именно с реализацией нового УПК, по его мнению, связана «большая часть перекосов в обеспечении равенства сторон процесса (судебного - V)».

Во-первых, отказ от стадии доследственной проверки и стадии возбуждения уголовного дела привел к тому, что «в орбиту уголовного процесса стало попадать все большее число граждан». Во-вторых, введенное в кодекс понятие о «разумных сроках» уголовного следствия фактически приводит к волоките. Норма о том, что адвокат имеет право на инициирование судебной экспертизы, также совершенно не способствует укреплению равноправия сторон, так как даже в этом случае «следователь наделен правом вмешиваться в этот процесс и принимать решение об исключении объектов исследования по своему усмотрению». Кроме этого, Тугел обратил внимание на право стороны защиты получать копии документов материала уголовного дела. «Вопрос о перечне таких документов является спорным, и часто он решается по усмотрению органов уголовного преследования», - отметил он.

Тут нужно сказать, что модератором первой сессии форума был назначен Нурлан Абдиров, председатель комитета по законодательству и судебно-правовой реформе мажилиса, и он, как человек, через руки которого прошел упомянутый УПК, не мог не ответить уважаемому адвокату. Депутат, конечно, заявил, что предмет разговора ему понятен, однако тут же дал понять, что и Уголовный, и Уголовно-процессуальный кодексы разрабатывались не на пустом месте, а после внимательного знакомства с международной практикой.

«Поэтому я хотел бы, что вы в своих выступлениях все-таки сказали, вообще эти кодексы сами по себе играют сегодня позитивную роль или нет. Если нет, то давайте вернемся к кодексу, который у нас был до этого, и будем работать по нему…», - внезапно сказал Абдиров, чем вызвал несмелый всплеск аплодисментов. В завершении своей реплики он попросил адвокатов все-таки оперировать какой-никакой статистикой, чтобы аргументы звучали действительно «весомо». Больше о кодексах речь не заходила.

Член президиума Республиканской коллегии адвокатов Данияр Канафин в своем выступлении, в первую очередь, жестко высказался о чрезвычайно низком росте числа оправдательных приговоров. «Мы с сожалением вынуждены признать, что на наших глазах происходит сращивание судебной и обвинительной власти, когда суды все чаще пропускают дела через процессуальную форму, при этом игнорируя доводы защиты, и тем самым поддерживают неоправданно суровое начало нашего уголовного процесса. Уголовное судопроизводство остается излишне репрессивным», - констатировал адвокат. Помимо этого, Канафин затронул низкую эффективность института следственного судьи: «Следственные судьи продолжают оставаться частью районных судов <…> и не обладают достаточной степенью самостоятельности и независимости».

Заключительная часть его доклада была, скорее, популистской, однако вызвала живой отклик аудитории. «Адвокатура - это не что-то чуждое для государства, не собравшиеся вместе неблагонадежные возмутители спокойствия. Адвокатура - это не какое-то кладбище полицейских и прокурорских карьер», - эмоционально вещал он. «Мы хотели бы, чтобы провозглашенная в нашей стране судебно-правовая реформа, наконец-то, из показушного характера стала реальной», - сказал он перед тем, как коллеги одарили его громкими и долгими аплодисментами.

Не меньший успех имело выступление другого члена президиума Республиканской коллегии адвокатов Александра Розенцвайга. «С каждым годом становится все хуже и хуже», - сказал умудренный 45-летней юридической практикой адвокат. Свою речь он посвятил правилам, которые регулируют доступ адвокатов в суды и были приняты министерством внутренних дел и подразделением Верховного суда. Самой вопиющей частью данных правил является, по мнению Розенцвайга, запрет на использование адвокатами в зале суда компьютеров, гаджетов и других технических средств фиксации судебного процесса.

«Кроме как издевательством это не назовешь», - сказал он и тут же добавил, что «по своей общественной опасности вот эти правила могут быть приравнены к террористической активности». Самое парадоксальное во всей этой ситуации то, что адвокаты лишены возможности на практике обжаловать эти сомнительные на их взгляд правила. В связи с этим адвокат выступил с «крамольным предложением»: создать в одноразовом порядке третейский суд, который и решит судьбу этого подзаконного акта, а заодно и будущего отечественного правосудия.

После такой разгромной критики судебной системы в дискуссию решила вступить единственный представитель судебного корпуса на мероприятии, судья Алматинского городского суда, Ирина Федотова. Касательно упомянутых правил она заявила: «Данные правила не запрещают и не лишают возможности пользоваться в судебном заседании гаджетами, а лишь устанавливают порядок их использования». «На сегодняшний день фактов отказа в пользовании видео- и аудиоустройствами… таких обращений от адвокатов и представителей СМИ не поступало», - добавила она совершенно безапелляционным тоном.

Адвокат Джохар Утебеков не стал молчать и, как только судья выключила свой микрофон, сказал: «Ирина Николаевна, я прощу прощения, но мы же здесь в Алмате работаем и в вашу коллегию входим. Вот председатель вашей коллегии по уголовным делам Караманов Бахытжан Садвакасович мне лично отказал, чтобы я зашел с мобильным телефоном на судебное заседание и смог на него записывать процесс, и делал он это неоднократно». После Утебекова высказывались и другие, в том числе и представитель Генеральной прокуратуры Булат Дембаев, и снова Ирина Федорова пыталась отстоять честь своих коллег, однако точку в дискуссии поставил Розенцвайг, которому Нурлан Абдироа отдал заключительные 30 секунд перед кофе-брейком.

Кратко упомянув о своем опыте знакомства с американской системой правосудия, он сказал: «Там не было такого, чтобы бедный судья горсуда, который не владеет всей статистикой и всеми знаниями по проблеме, отвечал за незаконные действия своего начальства. Это еще одна иллюстрация…». Розенцвайгу так и не дали договорить, зал взорвался аплодисментами.

Фото freeimages.com

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...