Эксперты пытались понять, что такое национальный код, и кто ответственен за его формирование
Монополия на сознание
Фото Жанары Каримовой

Маргарита Бочарова, Vласть

Во вторник, 25 апреля, в Алматы в одном из просторных залов Национальной библиотеки на фоне бесконечных стеллажей о жизни и трудовом пути Нурсултана Назарбаева разгорелась нешуточная дискуссия о том, что представляет собой национальный код. Неопределенность вокруг понятия вызывала такой стресс, что в какой-то момент от одного из участников прозвучало предложение освоить метод трансцендентальной медитации.

В самом начале мероприятия, организованного аналитической группой «Кипр» и Центром политического анализа и стратегических исследований партии «Нур Отан», Фархад Куанганов, секретарь политической партии по вопросам идеологии, задал вектор дискуссии - раз «национальный код» является ключевым понятием недавно опубликованной статьи президента, то и экспертиза должна быть посвящена именно этому понятию. С точки зрения партии власти, национальный код включает в себя четыре составляющие: жеті ата (почитание предков), тіл (язык и культура), жер (земля), ел (государственность). Эти понятия, по глубокому убеждению Куанганова, «обладают большим запасом прочности», чтобы противостоять религиозному экстремизму в стране.

Земфира Ержан, искусствовед и главный редактор kieli7su.kz, также представила свое видение национального кода, которое немногим отличалось от официальной позиции. Она лишь еще раз подчеркнула, что постоянной составляющей национального кода является язык как фундамент культуры. Презентации спикеров не впечатлили Ержана Сулейменова, директора Internews Network в Казахстане, и он в энергичной манере поинтересовался у них, зачем пытаться опираться в модернизации сознания на «довольно архаичные вещи», за исключением языка. «Да, знание семи предков по мужской линии - это великая, наверное, вещь. Что она даст нам для будущего?», - вопрошал журналист.

«Основная проблема сейчас нашего современного казахстанского общества - это незнание казахского языка», - продолжала настаивать на своем искусствовед. «Основная проблема нашего казахского населения в том, что мы до сих пор живем в парадигмах этатизма, когда есть коллективная безответственность, когда люди не хотят отвечать за собственную судьбу, и это культивируется государством», - возразил ей Сулейменов. Ержан в ответ предложила «начать работать по порядку» и первым делом восстановить языковое пространство.

Глава центра социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова как бы в поддержку главных спикеров заметила, что «у нас есть огромный запрос на консервативные ценности». Социолог призвала «не стесняться» этого и заявила, что традиции не станут препятствием на пути экономической модернизации. «Это абсолютно непротиворечивые вещи», - уверяла Илеуова. Канат Нуров, президент научно-образовательного фонда «Аспандау», напротив, считает, что модернизация менталитета жизненно необходима для прорыва в других сферах.

Эксперт высказал недоумение по поводу того, что дискуссия крутится лишь вокруг этно-культурного аспекта, тогда как президент в своей статье четко обозначил цель - строительство «открытого общества». Следом Нуров перечислил компоненты, присущие такому обществу - способность к познанию, светская идеология, национальная идея (частью которой и должны быть культурные ценности), свободное правосознание. Проблема, по его словам, «в полный рост стоит между нами» - в то время как религиозные фанатики готовы умирать за сомнительные идеи, «у нас за вполне ясные, вполне понятные светские ценности не готовы люди умирать».

Скептически к курсу, взятому «Нур Отаном», отнесся и политолог Айдос Сарым. «Когда мы сводим нашу культуру исключительно к истории крови, истории казахской, кочевнической, мы отсекаем очень большие пласты», - заявил он. Эксперт призвал отказаться от «исключительно номадических вещей» в понимании и преподавании истории, чтобы не напоминать крота, который «немножко накопал и уже доволен этой кучкой». Вместе с тем, он подчеркнул, что будущее Казахстана «будет зависеть, в большей мере, от того, насколько казахи будут современными, насколько они будут соответствовать этой миссии (как государствообразующая нация - V), насколько их сознание, правосознание, их готовность к каким-то инновациям будут соответствовать времени».

После паузы Фархад Куанганов вновь взял слово, чтобы прояснить этот спорный момент. «То, что присутствует в национальном коде казахов, имеет открытый, универсальный доступ абсолютно для всех этносов. Традиционное понимание жеті ата предполагает сохранение этнической самобытности каждого этноса, каждой группы, входящей в состав казахской, казахстанской общности. И здесь никакого давления на другие этносы нет», - сказал он и стремительно откланялся, опаздывая на рейс в Астану.

По иронии только после того, как главный идеолог «Нур Отана» покинул зал, обсуждение сузилось до предельно конкретных аспектов. Гульнар Куатбаева, директор института исследований устойчивого развития, обращаясь к оставшимся представителям политической партии, строго поинтересовалась: «кто обладает монополией на формирование стандартов мышления», и кто проводил хоть какие-то фундаментальные исследования в области трансформации сознания? Юлия Кучинская, директор центра политического анализа и стратегических исследований партии «Нур Отан», вынуждена была признать, что аналитическая работа в этой области действительно не проводилась.

На первый же вопрос Куатбаевой ответила Жулдыз Омарбекова, первый заместитель председателя Алматинского городского филиала партии «Нур Отан». «Кто это должен делать, и кто за это ответственен? Я абсолютно уверена: конечно, это должна делать партия «Нур Отан», и ответственна партия «Нур Отан», потому что мы - партия власти». Чуть позже она посетует, что не получает от экспертного сообщества никаких конкретных предложений, и немедленно получит их от модератора Ерлана Смайлова.

Он посоветовал партийцам рассмотреть возможность увеличения финансирования гуманитарных наук, а также уйти, наконец, от принципа коммерциализации фундаментальных - в том числе, гуманитарных - наук. «Невозможно коммерциализировать философию или культурологию», - сказал Смайлов. «Очень даже можно», - парировала Омарбекова. «Но не нужно!», - раздалось от кого-то из экспертов. На этом и порешили.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...