Что можно сделать, чтобы 17-летние подростки не умирали после побега из дома?
Над пропастью на Шымбулаке
Фото Равката Мухтарова

Данияр Молдабеков, Vласть

Трагедия, случившаяся летом этого года, на некоторое время погрузила казахстанский сегмент социальных сетей в обсуждение такого социального явления, как волонтерство. 23 июля этого года в Алматы пропала 16-летняя Анастасия Смирнова. Родственники девушки, начавшие ее поиски, заявили, что она ушла с 17-летним Назаром Астаниным. Вечером 24 июля сотрудники службы спасения города обнаружили подростков в горах, на Шымбулаке. Столкнувшись со спасателями, как сообщали СМИ, подростки начали от них убегать, и прыгнули с горы. За ними побежал волонтер Ислам Угушев, поймавший падавшую с крутого склона Смирнову. Астанин, в свою очередь, скрылся в горах. 25 июля там же, на Шымбулаке, был обнаружен труп юноши.

Подруге Астанина, благо, повезло больше; девушка осталась жива и здорова, по словам ее родственников, во многом благодаря волонтеру Исламу Угушеву. Однако активность волонтера оценили по-разному: одни подчеркивали, что он спас девушку, другие упрекали его в том, что Назар Астанин скрылся, а затем и умер якобы из-за непрофессионализма волонтера. Сам Угушев ранее писал у себя в Facebook, что родственники Астанина собираются подавать на него в суд.

«Семья Назара подает на меня в суд, так что давайте больше не будем друг друга оскорблять и решать, кто виноват — кто нет. Суд решит, что я виноват, значит, посадят, нет, значит, отпустят. Все материалы по этой трагедии сохранены у всех. Соответственно я никуда не денусь, так что давайте успокоимся», - писал Угушев.

Вне зависимости от того, кто прав в этой ситуации – сторонники или противники Угушева – следует заметить, что в целом организация волонтерской помощи, особенно в случае поисково-спасательных операций, вызывает некоторые вопросы.

«Волонтеры не имеют должной подготовки и навыков поведения в чрезвычайных ситуациях, что создает дополнительную нагрузку для спасательных подразделений, ведущих поисково-спасательные работы в основном в труднодоступных участках. Кроме того, деятельность волонтёров не имеет руководителя, необходимого для координации действий, и, как правило, группы людей создаются стихийно через социальные сети, родственников пропавших», - говорится в ответе заместителя председателя КЧС Талгата Нурмагамбетова на запрос Vласти. По его мнению, общественные организации, занимающиеся волонтерской деятельностью, следует брать на учет.

Тем не менее, судя по ответу Нурмагамбетова, других нареканий к волонтерам у профессиональных спасателей нет; более того, по словам зампреда КЧС, сейчас «следует организовать взаимодействие с уполномоченными органами по разработке и реализации мер по повышению роли волонтерской деятельности в решении проблемных вопросов». (В скобках заметим, что вовлеченность волонтеров в поисково спасательные работы (ПСР) растет: в 2016 году к 12 ПСР привлеки 440 волонтеров, а за истекший период 2017-го к 14 ПСР уже привлекли 685 волонтеров).

Кроме того, пожалуй, стоит еще раз подчеркнуть, что за побежавшими к обрыву подростками бросился, рискуя здоровьем и жизнью, именно волонтер Угушев, а не кто-то другой.

В свою очередь, поиски еще живого Назара Астанина оперативно-спасательный отряд ДЧС начал поздно вечером 24 июля с обследования близлежащих склонов, а прекратил уже через час, в 23.00. «Так как спасательные работы в горной местности в темное время суток представляют угрозу жизни и здоровью спасателей, а также учитывая факт, что Н. Астанин не являлся пострадавшим и всячески пытался скрыться, поисковые работы были прекращены в 23.00 согласно Правилам техники безопасности проведения поисково-спасательных и других неотложных работ в горной местности», - говорится в ответе ДЧС Алматы на запрос Vласти. Кроме того, в алматинском ДЧС добавили, что «близлежащие склоны представляют собой участки разрушенных скал с высокой вероятностью камнепадов». Была ли «высокая вероятность камнепадов» причиной гибели Астанина – неизвестно; в департаменте внутренних дел Алматы на момент подготовки материала пояснили, что результаты судмедэкспертизы не были готовы.

Несколько слов о Назаре Астанине

Однако близкая подруга Астанина Мария (имя изменено по просьбе героини – V) уверенна, что юноша не мог всерьез подойти к самоубийству. «У нас недавно зашел разговор на такую тему, и Назар сказал буквально так: выбирая между жизнью и даже свободой, я выберу жизнь. Он вообще был очень жизнерадостный, ко всему относился с юмором. Всегда», - подчеркнула Мария.

Более того, в последние месяцы, после знакомства с Анастасией Смирновой, по словам Марии, Назар был очень счастлив. «Он постоянно рассказывал мне о ней, причем говорил только с восхищением», - говорит Мария.

Познакомившись несколько лет назад, Назар и Мария стали очень близкими друзьями. Назара, кроме прочего, она описывает не только жизнерадостным, но и щедрым и отзывчивым. «Он научил меня на сноуборде кататься. – Говорит Мария. – Просто позвонил, спросил, есть ли у меня какие-то планы, приехал, собрал вещи и повез на Шымбулак. И сам за все заплатил. Он вообще очень щедрый был, всегда настаивал, что сам хочет платить. А однажды у меня была очень, скажем так, неприятная ситуация. В час ночи, на Сайране. Я позвонила Назару, попросила помочь – и он помог. Он всегда так делал. В любое время, при любых обстоятельствах помогал. Это любой, кто его знал, скажет».

Долгое время он занимался спортом, боевыми искусствами. «Его тренеры приехали на похороны», - говорит Мария.

Впрочем, она не отрицает, что у него, «как обычно у подростков», были проблемы с родителями. «Но у него, правда, проблемы всё обострялись», - вспоминает Мария.

В ДВД Алматы, в свою очередь, не ответили на запрос Vласти, о том была ли найдена при Астанине какая-либо сумма денег, в краже которой, среди прочего, его обвиняли.

Почему подростки убегают из дома?

В 2016 году, согласно данным комитета по правовой статистике и специальным учетам генеральной прокуратуры, объявили о розыске 560 пропавших несовершеннолетних, из которых нашли 544 подростка. За 7 месяцев этого года в розыске числились 273 несовершеннолетних, нашли 251-го. В МВД, отвечая на запрос Vласти, ссылаясь на практику, заметили, что часто подростки уходят из неблагополучных семей, из-за «нежелания проживать с ними из-за систематического употребления спиртных напитков». Кроме того, бывает, что подростки, опасаясь наказания за какой-то проступок, «длительное время задерживаются в игровых клубах». Также (и здесь, по данным МВД, статистика чаще указывает на несовершеннолетних девушек) дети уходят из дома, знакомясь с кем-то в интернете.

«Это (подростковый возраст – V) довольно сложный период физиологических и психологических изменений, активного полового созревания. На фоне перестройки организма и других внешних и внутренних изменений подросткам очень непросто. С одной стороны они стремятся к независимости и эмансипации от взрослых, а с другой – остаются зависимыми в социальном плане, материально, а также зачастую подвержены влиянию извне, склонны предъявлять максималистические требования к своему окружению. Это сильно сказывается на взаимоотношениях с близкими, которым тоже сложно переживать этот период, встречаясь с категоричностью суждений, повышенной эмоциональной возбудимостью, нестабильностью и неустойчивостью поведения своих детей. В отношениях может появляться много тревоги и агрессии, которая зачастую рождается из чувства бессилия и невозможности на что-либо повлиять. На этом фоне случаются конфликты и на волне эмоций, протестных реакций, разочарования от неоправдавшихся ожиданий и прочего подростки могут уходить из дома. Как дети, так и взрослые в эти моменты нуждаются в поддержке и поэтому полезно обращаться за помощью к специалистам, психологам», - говорит Татьяна Матвеева, педагог-психолог высшей категории.

В истории с побегом и поиском алматинских подростков, окончившейся гибелью одного из них, специалиста-психолога не было. «Согласно утвержденной председателем КЧС МВД РК штатной структуры РОСО КЧС МВД РК, предусмотрен один специалист психолог, должностными обязанностями которого предусмотрено оказание экстренной психологической помощи пострадавшим при ЧС с наличием погибших, а также при проведении крупномасштабных эвакуационных мероприятий для работы с пострадавшим населением. Вместе с тем, исходя из поступившей информации (транспортировка пострадавшего) работа специалиста-психолога не требовалась», - заметили в ДЧС Алматы.

При этом в вышестоящем органе – КЧС – уверяют, что «психологи Комитета по ЧС выезжают на все виды ЧС, в том числе при паводковых ситуациях, пожарах, ДТП, снежных заносах, при попытке совершения суицида, бытовых ЧС, где есть вероятность паники, различным эмоциональным всплескам, при работе с родственниками пострадавших, погибших и т.д., где необходимо оказать экстренную психологическую помощь населению».

Вероятно, не будет преувеличением сказать, что ситуация с Астаниным и Смирновой вполне могла бы подойти под категорию «попытки совершения суицида», а уж тем более под «бытовое ЧС».

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...