Шахтер, находившийся трое суток под землей, объясняет причины забастовки
Шахтер Александр Весна: «В шахте небезопасно, но там мы защищены от властей»
Фото Тамары Вааль

Тамара Вааль, Шахтинск, Vласть

Начались четвертые сутки с начала забастовки на карагандинских шахтах, принадлежащих компании «Арселор МитталТемиртау». Требования бастующих просты: стопроцентное повышение заработной платы, стопроцентная оплата больничного листа, выход на пенсию в 50 лет, а также возвращение санаториев «Шахтер» и «Жартас». Горняк с 16-летним стажем Александр Весна был в числе первой группы шахтеров, объявивших забастовку на шахте «Казахстанская». Именно его смена в количестве 300 человек спустилась под землю и объявила, что не поднимется наверх. Спустя трое суток его доставили в больницу - не выдержал организм. Весна рассказывает о забастовке корреспонденту Vласти после того, как его привели в себя врачи.

Александр, расскажите о ваших трудовых условиях.

На шахте «Казахстанская» я работаю с 19 лет, как пришел в 2001 году. Трудовые условия тяжеловаты, конечно. А то, что заставило нас пойти на забастовку – это маленькая зарплата. Цены растут, зарплата - то выше, то ниже. Стабильно, но хотелось бы больше. Мы психанули и решили пойти на этот шаг.

Сколько составляет ваша зарплата? Министр труда и социальной защиты Тамара Дуйсенова во вторник заявила, что заработная плата составляет более 200 тысяч и доходит до 326 тысяч.

Я – проходчик пятого разряда. При плане – 120-150 метров в месяц, при премии 45%, у меня на руки выходит 165-170 тысяч. Это потолок. Бывает премия чуть больше, в таком случае добавляют еще 5-10 тысяч. До двухсот тысяч зарплата доходит только у бригадира, потому что он начальник, а у нас – нет. Это самая высокая. Если будешь оставаться на две смены, выходить в праздничные дни, естественно, у тебя будет больше. При этом, если не дадите план, вам и вовсе закроют тарифы – вы можете 110-115 тысяч получить на руки. Все. Плана нет – денег нет. Все зависит от плана.

Какой у вас рабочий график?

Мы работаем посменно. У меня график 3-1, 2-2, бывает три дня работаешь, один выходной, бывает два работаешь – два выходных. В общем, в месяц выходит 9-11 выходных. Это я в шесть утра я захожу в наряд, в 16:00 - выхожу из наряда, еду домой.

Как появилась идея устроить забастовку? Вы как обычно пришли на работу, спустились в шахту, так?

Да.

Вы спустились работать….

Это уже, знаете, люди не выдержали. Можно сказать, психанули. И психанули окончательно. Решили в этот раз стоять до талого, до последнего.

Сколько вас человек спустилось в шахту? Какой у вас при этом был разговор?

Нас спустилось почти 300 человек. Это на «Казахстанской» шахте. Клеть вмещает 28 человек. Час работают клети, за это время все спускаются, доставляют трамваем до рабочего места, все расходятся – кто в лаву, кто на другие рабочие места. Мы, естественно, в проходческий забой.

Какой у вас был разговор внизу?

Изначально между собой переписывались, были такие предложения. Но никто не верил, что мы так все встанем. Один написал, второй, между собой писали, писали, но никто не верил, даже мы сами. И, когда уже спустились в шахту, посмотрели друг на друга, поговорили – надо делать. И это мы сделали.

Все 300 человек?

Нет, нас осталось 240 человек. Часть выехала. И я там был трое суток. И за эти трое суток выехало человек 12, и то по состоянию здоровья – возраст, давление. Мы на них не злились, мы сами говорили, у кого со здоровьем плохо: «Мужики, лучше выезжайте, чем что-то с вами случится, и нас вообще загнобят».

Получается в шахте на данный момент еще остаются больше 200 человек. В каких условиях вы там эти трое суток провели?

У нас в шахте есть такое место, как диспетчерская. Туда поступают все звонки, диспетчер распределяет транспорт, куда, что везти. Вот мы остановились там. Потому что там два оптимальных телефона, куда могут позвонить, и куда мы можем позвонить. В первый день под стволом температура достигала плюс 18 градусов, второй день – уже ниже, и вчера она доходила до плюс шести. Мы так предполагаем, что нас хотели выкурить, выгнать. Нам кажется, что потушили калориферы. Это система отопления, которая подает теплый воздух в шахту.

Я правильно понимаю, если бы он работал стабильно, то температура была бы гораздо выше?

Могла бы быть, да. Но температура понижалась, мы стали просить со вспомогательных участков, других шахт фуфайки, ватники, даже валенки. Я лично на третий день сидел в фуфайке, в валенках и ватнике. Потому что невозможно было. Это нам сверху передавали, наши же участки передавали, помогали другие шахты – Саранская, Ленина, Кузембаева, Костенко. Доставляли еду, пропитание. Насчет этого все дружно было, все вовремя – чай, все было.

Получается, именно вы и ваша смена были первыми, кто объявил о забастовке и остался под землей. Или до этого уже кто-то был?

Нет, ремонт – это первая смена дня. Потом еще за ней идут три смены. То есть, мы опустились, начали отзваниваться, шахта Ленина осталась, шахта Тентекская осталась и Шахтинская.

Вы были первыми, а за вами все остальные шахты встали?

Да. Они начали поддерживать. Мы не думали, что так будет. Но это придало еще больше стимула и уверенности настоять на своем требовании о повышении зарплаты. Просто это уже никуда не годится, труд очень тяжелый. Очень тяжело.

Вы говорите, что просто трое суток сидели и созванивались с шахтерами из других шахт….

Да, у нас была связь между шахтами. Была. Потом ее начали глушить, мы уже не могли дозваниваться. Нам с других телефонов, с гор, ребята, которые были на горах, потом уже они созванивались с шахтами, узнавали, как там. Затем звонили нам в шахту и давали информацию где, кто, сколько человек осталось. Естественно, была дезинформация, что начинает шахта Ленина, выехало 50 человек, Тентекская….. Не верили, что мужики так быстро могут сдаться. Начали звонить – никто не выезжает, все как сидели, так и сидят. Там тоже 2-3-5-10 человек выходили по состоянию здоровья, возраста, их естественно, отправляли. Каждый день к нам опускалась РПГ – это два медика горно-спасательной службы, они спрашивали здоровье, замеряли давление. У кого все плохо было, они их выводили.

Ваши четыре требования – повышение зарплаты, снижение пенсионного возраста, стопроцентная оплата больничного листа, а также возвращение спорткомплекса «Шахтер» – это который в Каркаралинске?

Не только «Шахтер», но и зона отдыха «Жартас», чтобы человек уходил в отпуск и мог там хоть немного подлечить свое здоровье. Раньше брал путевку, отдыхал, по приезду приносил корешок и получал 50%-ную компенсацию в профкоме. А сейчас ушел в отпуск, все покупаешь сам.

Журналистам говорят, что с вами постоянно ведут переговоры, накануне ночью у вас был аким области Ерлан Кошанов.

Он к нам в забой спускался.

В акимате заявили, что 154 человека вышло на поверхность, благодаря уговорам и убеждениям главы региона. Так ли это?

Ничего такого не было! Мужики все сидели. Мы сразу сказали – пока не выполнят условие – повышение (заработной платы на) 100%, никто не выйдет. Если бы это требование выполнили, все бы выехали, и потом бы уже решали остальные вопросы за круглым столом. Они нам предлагали так: поднимаем на 30%, вы выезжаете, и мы решаем за круглым столом. Но вы сами понимаете, если бы мы согласились, нас бы раздавили как котят на горах, мы бы ничего не сделали. В шахте небезопасно, но там мы защищены от властей. Они не могут туда спуститься и нас силком вытащить.

Кстати, раньше все конфликты решались через профсоюзы. Почему сейчас изначально им не доверили, а сразу пошли на кардинальные меры?

Знаете, или профсоюз ослабили, или на профсоюз давят, я не знаю. Раньше профсоюз много решал. Сейчас я не могу сказать, почему так. Он, может, решает что-нибудь, но не так как раньше.

Проще было именно своих ребят из шахты отправить на переговоры?

Да, да, да. Легче было так выбрать. Им больше доверия. Извините, на одного профкома могут…. А на этих людей – они шахтеры, они прошли многое, и они не будут головой кивать, они будут отпор давать. Поэтому выбрали такое решение.

Но забастовка будет продолжаться, пока не выполнится требование, в первую очередь, по повышению заработной платы?

Шахты Казахстанская, Тентекская, Шахтинская, Ленина так и настроены. Пока не поднимут! 5 дней – 5 дней, неделя – неделя. Я думаю, мужики не сдадутся. Тем более, это последний наш крик. А как говорят, что мы там получаем - это все сказки. Такого я в жизни не получал.

Не могу не спросить, а не боитесь, что вас привлекут к ответственности в итоге?

Ну а что делать? Три тысячи человек на шахте. Ну что они всех переувольняют или пересажают? Да ничего не будет. Не боимся. Потому что уже чего бояться? Я работаю 16 лет, чего бояться? Я за это время много видел. Когда в 2006 году мужики погибли на шахте Ленина, они нам через три дня подняли зарплату. И когда я получил первый квиток, намного ощутил разницу, и стало легче. Потом цены стали расти, получка стала падать, и опять упала на старый уровень.

Как вы считаете, как скоро будет принято какое-то решение? Ведь парализована работа по региону…

Да, металлургический завод (может остановиться в ближайшее время - V). Им выгоднее быстрее поднять нам зарплату, чтобы мы им отпускали уголь на металлургический комбинат. Наш коксующийся уголь из шахтинского региона идеально подходит для металлургического комбината. Как они говорили: «Мы вам не поднимем зарплату, мы лучше купим уголь в Польше». Ну почему они так не сделали в первый день? «Мы купим уголь на Украине». Почему они не сделали? Видно, посчитали, им это выходит намного дороже, чем поднять нам зарплату. И вот они все тянут, тянут, думают, шахтеры сдадутся. Но в этот раз шахтеры стойкие оказались.

Шеф-бюро Vласти в Астане

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...