Фильм недели. Нагима: история нелюбви

Карим Кадырбаев, специально для Vласти

Кинокритик Карим Кадырбаев посмотрел казахстанский фильм «Нагима», продолжающий собирать призы на всевозможных фестивалях и пришел к выводу, что эта картина — своего рода экзотика для искушенной фестивальной публики. Полупрофессиональная чернуха с мизерным бюджетом, которая лишь подтверждает сложившийся стереотип о Казахстане как о стране третьего мира.

В казахстанском авторском кинематографе наметилась презабавная тенденция: придумать историю для сносной короткометражки, написать сценарий, решить, что для Атоса – это слишком много, а для графа де Ла Фер слишком мало и изо всех сил натягивать хронометраж до полного метра. Оно, с практической точки зрения понятно: во-первых, появляются шансы на прокат, а во-вторых, вполне реально попасть в программу какого-нибудь престижного кинофестиваля. С коротким метром на фестиваль тоже можно скататься, но коленкор совсем другой. За последние два месяца в отечественном прокате появилось сразу две подобные картины – «Быть или не быть» Азиза Заирова и Мухаммеда Мамырбекова и «Нагима» Жанны Исабаевой. И если о первой довольно подробно рассказал Мади Мамбетов, то о «Нагиме» на Vласти можно было услышать только от самой Жанны Исабаевой.

Если есть в мире люди, смотрящие на мир сквозь розовые очки, то непременно должны быть и те, кто видит его исключительно сквозь солнцезащитные. Причем, «солнцезащитные» в данном случае в прямом смысле защищают этих людей от солнца и вообще всего яркого, светлого и хоть сколько-нибудь положительного. В кинематографе таких людей достаточно много и они, как правило, называют себя режиссерами авторского кино. Мол, вот так мы видим мир и кто вы такие, чтобы нас судить за это? Вот и «Нагима» - типичный пример авторского кино, снятого сквозь черное стекло.

Безысходная трагедия о двух воспитанницах детского дома, заранее обреченных на беспросветное существование. Аня лежит дома, ожидая первенца, Нагима в местном общепите моет полы и посуду, попутно собирая объедки для себя и Ани. Казалось бы, налицо все признаки социальной чернушной драмы. Ан нет.


«Нагима» - картина не о социуме, а о человеке и любви, а если быть точнее, нелюбви.


Главной героине не получается сочувствовать исключительно по одной причине. Она умеет принимать любовь, но не отдавать ее. Это становится понятно после смерти Ани. Нагима скитается в поисках того, кто ее полюбит. Поиски сначала приведут ее к матери, которая бросила ее восемнадцать лет назад, затем к сердобольному продавцу из магазина и наконец, к осиротевшему ребенку Ани. Ну, и, собственно, неумение отдавать любовь, и приведут к трагической развязке, которую предварит нелепый монолог главной героини.

Она словно паразит пытается присосаться ко всем, кто ей попадается на пути, при этом даже не думая о том, чтобы хоть как-то изменить собственную жизнь. Это отчетливо видно в немногочисленных репликах героини:

— Аня любила, хотела замуж. Создать семью. И она обещала меня забрать с собой.

— Я решила, что буду жить с тобой и твоей семьей.

— Скажи мне, что ты меня любишь. Пусть это будет неправдой.

Всю эту историю с блеском можно было бы уложить в получасовую короткометражку и получилось бы вполне душещипательно и трагично, но, как уже было сказано в начале, режиссер решил натягивать свою историю на полный метр. Натягивание получилось тяжелым и болезненным, в его результате всплыли на поверхность отсутствие у Исабаевой собственного стиля, дыры в сюжете и неоправданно длинные сцены, которые никак сути фильма не раскрывают.

Актерские работы в картине также не впечатляют. Довольно странный эксперимент провела Жанна Исабаева, пригласив на главные роли реальных выпускниц детского дома Дину Тукубаеву и Марию Неженцеву, а на второстепенные театральных актрис Галину Пьянову и Оксану Бойченко. Первым явно не хватало опыта, вторые явно перестарались с лицедейством. Особенно жутко выступила Оксана Бойченко, громогласно чеканившая текст, тем самым превратив достаточно трагичную сцену в фарс. На фоне всего остального актерского состава Пьянова смотрится чуть ли единственным светлым пятном, однако образ добросердечной проститутки получился настолько избитым и штампованным, что картину не спасает.

Успех «Нагимы», равно как и большинства других среднеазиатских картин, на европейских кинофестивалях вполне объясним. Это своего рода экзотика для искушенной фестивальной публики. Полупрофессиональная чернуха с мизерным бюджетом, которая лишь подтверждает сложившийся стереотип о стране третьего мира. Однако, едва ли картину «Нагима» можно назвать хоть сколько-нибудь значимым событием, как в отечественном авторском кино, так и в фильмографии Жанны Исабаевой.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...