Алан Дункан о сотрудничестве между странами, поддержке проектов против коррупции и роли Казахстана в ООН
Голос Казахстана будут слышать в мире – министр Великобритании по делам Европы и Америки
Фото предоставлено посольством Великобритании в Казахстане

Тамара Вааль, Астана, Vласть

Великобритания хочет развивать коммерческое сотрудничество с Казахстаном в области энергетики и в ряде других отраслей экономики. Об этом в интервью Vласти в ходе визита в Астану на минувшей неделе рассказал государственный министр Великобритании по делам Европы и Америки Алан Дункан.

Сэр Дункан, расскажите о целях визита в Астану.

Это один из череды визитов высокого уровня, которые проходят этим летом. Я первый представитель министерства иностранных дел Великобритании, который приехал в Казахстан за последние два года. Одна из целей моего визита – это развить коммерческое партнерство с Казахстаном. Также мы здесь для того, чтобы продемонстрировать нашу поддержку вашим экономическим реформам и реформам в области судебной системы. Кроме того, мы готовы объявить о том, что мы выделяем порядка $100 тысяч для того, чтобы оказать поддержку системе борьбы с коррупцией в стране. Эта поддержка будет оказываться в рамках специального проекта, который направлен на противодействие коррупции в правоохранительных органах. И также мы будем сотрудничать с Казахстаном по вопросам международной безопасности.

Вы сказали о развитии коммерческого сотрудничества. В каких сферах Великобритания заинтересована сотрудничать с Казахстаном?

Прежде всего, это свободная торговля и бизнес-взаимоотношения. Они всегда приносят пользу и процветание стране, а также пользу для мира между странами. На данный момент самым крупным сектором, представляющим интерес, является энергетический сектор. И мы хотели бы развивать сотрудничество в этом секторе, потому что он является очень важной частью казахстанской экономики. Но мы также хотели бы развивать коммерческое сотрудничество во всех областях экономики. На данный момент Великобритания является шестым по величине инвестором в Казахстане. Более 500 британских компаний работают в Казахстане. И, кроме добывающих отраслей, мы хотели бы еще увидеть прогресс в области финансовых услуг, в области законодательной работы, в управлении проектами, в области образования и технологий.

Вы также сказали, что Великобритания готова выделить сто тысяч долларов Казахстану на борьбу с коррупцией. Вообще, наша страна достаточно много грантов получает в этом направлении. Проводился ли вами какой-то мониторинг, приносят ли такие проекты результат?

Я работал министром международного развития, и отвечал за работу в области борьбы с коррупцией во многих странах. Для того, чтобы работа была эффективной, вам нужно очень тщательно разработать ваш проект, и очень тщательно выбрать цели. И начать нужно с очень небольшого, низового уровня. Поскольку все знают, что есть «оплата» полицейским или сотрудникам дорожной полиции. И если начать с какого-то низового уровня, то с течением времени общенациональные отношения будут концентрироваться на том, чтобы бороться с коррупцией на более высоком, на политическом уровне. Такая ситуация абсолютно верна для некоторых стран Африки. С нашим проектом мы здесь концентрируем наше внимание на низовом уровне. Этот проект будет проводиться в рамках правоохранительных органов.

Но реально ли искоренить коррупцию в казахстанской полиции?

Надо понимать, что это международная проблема. Но, если не пытаться, то ничего и не получится. И изменение культуры, отношения – это большая часть работы, которую необходимо сделать.

Вы являетесь экспертом по Сирии. Как вы знаете, Казахстан активно выступает за урегулирование международных конфликтов, и среди инициатив – Астанинский процесс. Как вы считаете, удастся ли Казахстану удачно выполнить роль миротворца, и насколько может затянуться переговорный процесс?

Этого никто не знает. Но мы, тем не менее, рады и нам приятно видеть, что такие попытки ведутся. Мы приветствуем Астанинский процесс, и очень хорошо, что в Астане проходят эти переговоры. Сирийский конфликт длится более пяти лет, и это очень сложный конфликт. В результате этого конфликта фактически миллионы людей были смещены со своего места проживания, и необходимо продолжать все усилия, чтобы попытаться разрешить этот конфликт. Но один из самых худших аспектов этого конфликта – это использование химического оружия. И мы признаем усилия Казахстана в области ядерного нераспространения и в области ядерного разоружения.

Беженцы из Сирии направлялись в Турцию, оттуда в Европу, в том числе и в Великобританию. Среди них, предположительно, могли быть и террористы. Насколько в связи с этим, по вашему мнению, выросла террористическая угроза для европейских стран?

Большинство перемещенных лиц – беженцев передвигается в Иорданию, Ливан и Турцию. Конечно, некоторые из них приехали в Великобританию. Но вы правы, что появилась угроза джихаддистского терроризма, которая появилась в Великобритании, Франции, Германии. Конечно же, необходимо подавлять ДАИШ на местах – в Ираке, Сирии и тех местах, где они продемонстрируют свою угрозу. Существует глобальная коалиция из 73 участников, которая прилагает усилия к тому, чтобы подавить ДАИШ. Но для этого необходимо действовать напрямую, чтобы подавить эту организацию. Для этого необходимо политическое урегулирование конфликта в Ираке и урегулирования ситуации в Сирии. И все достойные страны мира должны работать вместе, чтобы достичь этого.

То есть, пока не будет урегулирована ситуация в Ираке и Сирии, будут продолжаться взрывы по всему миру, и предотвратить это будет невозможно?

Дело в том, что некоторые люди уже прожили в Англии какое-то время и вдруг, ни с того, ни с сего они принимают решение, что они будут использовать нож, либо возьмутся за оружие, либо возьмутся за взрывчатку. Это означает, что мы должны использовать разведданные, использовать данные наблюдения в рамках законодательства уже внутри страны.

Но это же нереально отследить всех людей, живущих в стране.

Прежде всего, у нас в Великобритании нет массового наружного наблюдения. Мы даем нашим агентствам полномочия в рамках соответствующего свободного общества. Но даже само ношение хиджаба не означает, что человек в хиджабе – это террорист. И если рассматривать профиль тех людей, которые производили террористические атаки, чаще всего, это люди в возрасте от 20 до 30 лет, мужчины.

Продолжая тему миротворческих инициатив Казахстана, с нового года страна будет председательствовать в Совете безопасности ООН. Понятно, что для нашего правительства это важное достижение, но насколько это важно для мира?

Я думаю, это очень важно для Казахстана, и также для ООН. И хорошо, что Казахстан хочет быть тем голосом, который будут слышать в более широком регионе. Вы станете председателем Совета безопасности, начиная с января 2018 года. Это будет очень важным периодом для страны. А это означает, что голос Казахстана будут слышать, и у него будет очень важная роль на уровне ООН.

Чего может добиться Казахстан на этом посту?

Я думаю, что у вас будут полномочия инициировать определенные вещи, я думаю, что у Казахстана будет возможность и далее повышать свою международную репутацию. И я думаю, что в этом разнообразном, очень сложном мире, если будет необходимость в рамках ООН принять решение по какому-либо вопросу, Казахстан будет находиться за столом принятия решения, причем, в лидирующих позициях.

Репортер Vласти в Астане

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...