Какие внутренние и внешние проблемы предстоит решить новому президенту Кыргызстана
​Кыргызстан выбрал нового президента. Кто он и с чем ему предстоит столкнуться?
Фото с сайта ria.ru

В минувшее воскресенье в Кыргызстане прошли седьмые выборы президента, результаты которых до последнего было трудно спрогнозировать. Подготовка и их проведение сопровождались многочисленными скандалами между основными фаворитами – бывшим премьер-министром Сооронбаем Жээнбековым и бизнесменом Омурбеком Бабановым, также занимавшим пост премьера с 2011 по 2012 год. Оппоненты обвиняли друг друга в заигрывании с национализмом, подготовке массовых беспорядков, вели медийную войну и публично угрожали друг другу расправой под предлогом борьбы с коррупцией.

Политическая гонка спровоцировала и региональный конфликт. Его причиной стало выступление уходящего президента Алмазбека Атанбаева на церемонии вручения государственных наград 7 октября. Тогда он обвинил руководство Казахстана в открытой поддержке Бабанова и желании повлиять на итоги кыргызских выборов. Ответом на это стали ноты протеста со стороны казахстанского МИДа, подкреплённые ограничением приёма грузовых машин и людей через общую границу. Казахстанские чиновники объяснили её усиленный контроль мерами безопасности, принятыми на случай возможных беспорядков после выборов.

Результаты автоматической обработки бюллетеней показали уверенную победу Жээнбекова, который получил 54,81% голосов от общего числа избирателей в 1,692 млн. человек. Однако это ещё не окончательные результаты – ЦИК страны объявит их только через 20 дней, после окончания ручного пересчёта. Это сохраняет гипотетическую возможность того, что они окажутся несколько другими, но в реальности эксперты не верят в их кардинальное изменение. Кыргызская пресса называет Жээнбекова условным преемником и продолжателем курса Атамбаева, но в реальности его президентство вполне может сохранить предвыборный уровень неопределённости.

Кто такой Жээнбеков?

Сооронбай Жээнбеков — известная в кыргызской политике фигура, но далеко не самая выделяющаяся. Он родился 16 ноября 1958 года в одном из сёл Ошской области. Первым местом его работы стала областная школа имени Ленина, где с 18 лет он преподавал русский язык и литературу. В конце 80-х политик устроился в райком коммунистической партии и через два года стал главой партийного комитета.

В политику уже независимого Кыргызстана он пришёл в 1993 году, получив должность председателя колхоза «Кашка-Жол» своей области. Через два года Жээнбеков стал депутатом первого созыва парламента и с этого момента начал сотрудничать с Атамбаевым и его Социал-демократической партией (СДПК). В 2000-х годах он ещё два раза избирался в парламент, а в 2008 году был назначен министром сельского, водного хозяйства и перерабатывающей промышленности. На протяжении пяти лет после апрельской революции 2010 года он возглавлял Ошскую область, а в начале 2016 года получил пост премьер-министра.

Несмотря на долгую работу в парламенте, Жээнбеков не смог хорошо запомниться широкой общественности. Её представление о нём ограничивается категорией «исполнитель», что эксперты объясняют отсутствием лидерских качеств, ясного представления о политической реальности Кыргызстана и четком исполнении поручений президента.

Примечательным в нём считают лишь то, что он не обладает крепкой поддержкой своей партии. Кандидатура Жээнбекова вызывала противоречивые чувства среди её членов на протяжении всего электорального периода. Местные политологи связывают это с местом его происхождения – Кыргызстан разделен горным хребтом на Юг и Север, и по такому же принципу делится на два враждующих элитных клана. Жээнбеков же и два его брата – бывший спикер парламента и посол в Саудовской Аравии – представляют южную часть. Кроме того, после недавнего визита в Москву Атамбаев намекнул, что с его уходом пост президента может постепенно утратить значение. По его словам, важнейшим политическим событием для Кыргызстана в ближайшем будущем должны стать парламентские выборы,.

С чем предстоит столкнуться новому президенту?

Процесс адаптации Жээнбекова в должности президента обещает быть нелёгким. Во время предвыборных дебатов он прямо заявил, что борьбу с коррупцией – основным ядром политических программ всех кандидатов – он начнёт именно с Бабанова. Выпад в его сторону сочетался с напоминанием о том, что его сторонник – депутат Канатбек Исаев – был задержан за раздачу денег криминальным элементам для организации беспорядков после выборов. Бабанов отвергал обвинения и в коррупции, и в желании устроить переворот, направляя ответные угрозы в адрес основного соперника. Однако на пресс-конференции по итогам выборов он пообещал не отступать от законных мер политической борьбы.

Если внутриэлитное противостояние продолжится, это может серьёзно отвлечь Жээнбекова от решения социальных проблем, нарастание которых неоднократно становилось причиной государственных переворотов. Кыргызстан продолжает иметь низкий уровень подушевого ВВП – $1077 в 2016 году, страдать от масштабной низовой коррупции и зависеть от экспорта рабочей силы и помощи международных доноров. В 2017 году Всемирный банк понизил экономический рост страны на 0.4 п.п. до 3,4%, с возможностью среднесрочного восстановления до 4%. Но существенную долю ВВП Кыргызстана составляют зарубежные денежные переводы, что всегда представляет угрозу для его роста из-за волатильности валют.

Дополнительно осложнить ситуацию может и ухудшение отношений с Казахстаном. Несмотря на правовые ограничения таможенного контроля, которые накладывает Евразийский экономический союз, обе страны имеют достаточно суверенитета для развязывания торговой войны. Она может обернуться ограничением поставок кыргызских товаров в Казахстан – в 2016 году объём кыргызского экспорта составил более $860 млн. (13% его ВВП), а также возвращением трудовых мигрантов, которых только по официальным данным в Казахстане зарегистрировано более 125 тыс. человек. Вместе с этим для Кыргызстана могут закрыться каналы сбыта контрафактной продукции, которые, по подсчётам исследовательского центра TALAP, ежегодно приносили ему $160 млн.

Сложностей стоит ждать и по части членства в ЕАЭС. Скандал с Казахстаном обострил общественную дискуссию о практической пользе Евразийского экономического союза для Кыргызстана. Усилило её и заявление Атамбаева о желании созвать внеочередное заседание глав стран ЕАЭС, если спустя несколько дней после выборов ситуация на кыргызско-казахстанской границе не будет урегулирована. На нём пока ещё действующий президент помимо обстановки на границе собирается обсудить и равноправность условий членства в союзе. Это, по его мнению, способно в целом поставить существование интеграционного проекта под вопрос.

По мнению политолога Асель Доолоткельдиевой, основное внимание Жээнбекова в ближайшее время будет сосредоточено на отношениях с элитами и поиске легитимности у жителей северной части Кыргызстана (она проголосовала за Бабанова), что может сопровождаться ростом социальной напряжённости: «Вместе с этим, имея в виду саму его персоналию, в стране может продолжиться закручивание гаек, которое началось в последние годы правления Атамбаева – это ужесточение контроля над независимой прессой, шельмование гражданского общества и наказание неугодной элиты. В общем и целом, я ожидаю ухудшения демократических показателей в стране».

При этом непонятным остаётся и то, как будут распределены полномочия между Жээнбековым и премьер-министром, говорит политолог Медет Тулегенов. В прошлом году в Кыргызстане была принята новая Конституция, и некоторые её положения начнут действовать только в декабре этого года – в момент вступления в должность нового президента. Вместе с тем политолог затрудняется ответить на вопрос о будущем политической конкуренции. Сложность в том, что ключевые руководящие должности – от спикера парламента до президента – уже распределены между членами СДПК. Однако он полагает, что состав элитных и парламентских альянсов не перетерпит больших изменений, поскольку даже в драматичный предвыборный период депутаты молча наблюдали за происходящим.

«После выборов мы видим, что сильно ситуация не изменится – нынешний президент, разве что, займёт неформальную позицию, но по-прежнему будет играть какую-то роль в принятии решений. А представители партии продолжат занимать ключевые позиции в руководстве страны. Как при этом будут строиться отношения с политическими оппонентами – большой вопрос, потому что как таковой парламентской оппозиции у нас никогда не было. Но на своей пресс-конференции Бабанов заявил, что продолжит политическую активность в рамках закона. Возможно, его борьба – идейная или личная – как раз и может перетечь в парламент», - поясняет он.

В экономике, по его мнению, также не стоит ожидать больших перемен: «Многие вещи в любом случае находятся за пределами влияния правительства и президента. Но здесь, как я уже говорил, может происходить притирка между президентом и премьером относительно того, кто отвечает за экономическую политику, особенно внешнюю. Традиционно, сильную роль в этом у нас играл президент. Но будет ли это продолжаться – не понятно, поскольку с новой конституцией больше полномочий отдаётся премьеру, и потенциально он может быть более активен в этих вопросах».

По части внешней политики Доолоткельдиева ожидает, что решать её задачи будет поручено премьер-министру Сапару Исакову, назначенному накануне выборов: «Исаков стоял у истоков многих нынешних договорённостей с Россией, Китаем и западом. Поэтому я не жду здесь каких-то кардинальных изменений».

Тулегенов, напротив, видит основания для них: «Стиль публичного политика и потенциального президента у Жээнбекова был совершенно другой, чем у Атамбаева. Плюс, как новый человек, которому предстоит войти в клуб президентов стран Центральной Азии, СНГ и шире, он станет выстраивать личные отношения с руководством этих стран. И у него будет большой мотив искать возможности для положительной коммуникации. Но другой момент в том, как Атамбаев продолжит влиять на внешнюю политику. Однако мне кажется, что он позволит своему преемнику выстраивать собственный стиль и подходы».

Что же касается отношений с Казахстаном, новый президент вряд ли пойдёт на усиление конфронтации с ним. «Сейчас касаемо осложнения отношений двух стран «мяч находится» на половине Казахстана. Кыргызстан зависит от своего северного соседа сильнее, и сложно представить, что новый президент пойдет на ещё большую конфронтацию с Астаной. Поэтому именно от Казахстана зависит, будут ли ужесточаться меры в отношении кыргызстанских граждан и товаров. От этого в значительной степени зависит и то, сохранится ли единство между членами ЕАЭС», - полагает Иван Зуенко, научный сотрудник Центра Азиатско-Тихоокеанских исследований Дальневосточного отделения Российской академии наук.

При этом отношение и кыргызского общества к ЕАЭС, по словам Тулегенова, остаётся полярным. Но в этой полярности немало тех, кто смотрит на них холодно и критично. Многие социальные группы связывали с ним большие надежды, но массово они не подтвердились – выгоду удалось извлечь лишь некоторым секторам экономики. Поэтому вопрос о членстве в нём может возникать ещё неоднократно.

«Проблемы, связанные с ним, в основном сезонные и характерны для сельского хозяйства. Но на экономическую сторону накладывается вопрос границы суверенитета. Некоторые вопросы требуют передачи полномочий на наднациональный уровень для их коллегиальной проработки. Но эта зона остаётся серой и в ракурсе нашей политики, которая остаётся достаточно турбулентной и часто популистской, болезненно воспринимается гражданами Кыргызстана. Для них важен вопрос того, где мы, как небольшая страна, находимся в этом идейном радиусе и ради чего мы отдаём часть своего суверенитета и идентичности», - резюмировал эксперт.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...