• 2932
Присутствие международной коалиции в Афганистане не дало ожидаемого эффекта. Вывод международного контингента сулит дальнейшее осложнение ситуации, особенно для стран Центральной Азии.

Сергей Домнин, специально для Vласти

 

Присутствие международной коалиции в Афганистане не дало ожидаемого эффекта. Вывод международного контингента сулит дальнейшее осложнение ситуации, особенно для стран Центральной Азии.

 

На встрече 14 марта этого года президент США Барак Обама и премьер-министр Великобритании Дэвид Камерон подтвердили намерение завершить все боевые операции и вывести контингент Международных сил содействия безопасности (МССБ, ISAF, International Security Assistance Forces) из Афганистана в срок – не позднее 2014 года. «ISAF, как и предусмотрено, в будущем году отойдут от выполнения боевых функций и займутся поддержкой перед тем, как они будут свернуты в 2014 году», - описал план Обама.

 

«Сейчас мы подошли к финальным стадиям миссии в Афганистане. Мы собираемся завершить миссию, и мы сделаем это ответственно», — отметил Камерон. Однако британский премьер подчеркнул, что и после вывода международных сил, Великобритания и США не оставят Кабул один на один с «Аль-Каидой». Политики не уточнили, какой вид будет носить поддержка, о которой идет речь. Эксперты, опрошенные Vластью, сходятся во мнении, что полный вывод войск невыгоден ни Кабулу, ни Вашингтону, ни Москве, ни странам Центральной Азии. Последним, в ситуации, когда Афганистан сползает в хаос, остается только укреплять военное сотрудничество по линии Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

 

Атакуем «Талибов» - подразумеваем «Аль-Каиду»

 

МССБ находятся в Афганистане по мандату Совбеза ООН с декабря 2001 года. Поначалу в задачи группировки входил контроль над Кабулом и прилегающими к столице территориями для обеспечения деятельности афганского Временного правительства. Однако уже на второй год операции выяснилось, что прокоалиционным афганским силам не удается сломить организованное сопротивление талибов – исламских фундаменталистов, связанных с международной террористической организацией «Аль-Каида».

 

В 2002 году союзники (в основном американские войска) провели общевойсковую операцию «Анаконда», стремясь разбить основные силы талибов в долине Шахи-Кот. Талибы рассредоточились в горных районах или ушли в соседний Пакистан, перейдя к партизанской войне с засадами на конвои, подрывами союзной техники.

 

В августе 2003 года руководство контингентом перешло к НАТО. Полномочия МССБ расширены на всю территорию Афганистана, а страна поделена на несколько региональных командований. Как и ранее, тяжесть основных боевых операций несли американцы (сейчас численность войск США в Афганистане 90 тыс. человек), помощь которым оказывали военные из Великобритании (9,5 тыс.), Франции (3,6) и Германии (5) – всего 130 тыс. военнослужащих из 48 государств, в том числе 7 постсоветских (1,7 тыс.; самая большая группа из Грузии – 935 военнослужащих). Общие потери войск коалиции, по официальным данным, составили 2,9 тыс. человек убитыми. Точных данных о потерях талибов нет. Летом прошлого года начался вывод МССБ, который планировалось завершить к 2014 году и передать контроль над страной правительству Афганистана и Афганской народной армии.

 

По мнению старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН Александра Князева, миссия МССБ потерпела полный и абсолютный провал, о чем свидетельствует динамика боевых действий, военных потерь и потерь среди гражданского населения наряду с десятикратным ростом производства наркотиков. «Если же понимать, что задача МССБ – поддержка американо-британских геополитических целей по хаотизации определенного политико-географического пространства и установлению на нем своего военного контроля, то эта задача выполнена стопроцентно, - считает он. - Заодно решена задача «загрузки» оказавшегося не у дел после распада биполярной системы блока НАТО, на Рижском саммите альянса в ноябре 2006 года официально зона ответственности НАТО выведена за пределы Европы и потенциального Атлантического театра военных действий и присутствие в Афганистане оправдывает само существование организации».

 

Эксперт не видит ни политического, ни экономического прогресса. «За время присутствия в Афганистане оккупационных сил США и НАТО построены два промышленных предприятия – это фабрика по производству Coca-Cola и завод по производству карандашей в Кабульской провинции. Реконструирована часть транспортной инфраструктуры – та, которая необходима для выполнения целей и задач западной коалиции», - оценивает Князев.

 

Межэтнические и межрегиональные противоречия, лежащие в основе гражданской войны, не устранены, страна по-прежнему децентрализована, правительство Хамида Карзая в последние месяцы не контролирует в необходимой степени даже столицу. «Провинции, где существует относительная стабильность, живут самостоятельно, от Кабула независимо, достаточно сказать, например, что губернатор самой мирной северной провинции Балх – Атта Мохаммад Нур – уже около двух лет демонстративно не бывает в столице, игнорирует любые постановления и решения правительства, опирается на собственные вооруженные формирования и даже в какой-то мере осуществляет самостоятельную внешнюю (как минимум, внешнеэкономическую) деятельность», - приводит пример эксперт.

 

Уйти или остаться

 

Внутри МССБ на сроки вывода войск смотрят не так однозначно, как в Белом доме. За неделю до выступления Барака Обамы командующий международных сил генерал Джон Аллен заявил, что «если афганская сторона выразит такое желание, мы останемся здесь и после 2014 года».

 

Судя по словам Карзая, афганская сторона как раз за скорейший вывод МССБ. «Мы готовы сейчас взять на себя ответственность за обеспечение безопасности», - сказал он министру обороны США Леону Панетте 15 марта, призвав окончить вывод войск уже в 2013 году. Во многом высказывания Карзая продиктованы обострением антиамериканских настроений, вызванным сожжением Корана в Баграме и убийством военнослужащим 17 мирных жителей на юге страны.

 

Вывод МССБ не означает конца оказания помощи Кабулу: британский министр по делам вооруженных сил Ник Харви подчеркнул, что «международное сообщество намерено помогать Афганистану много последующих лет».

 

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин считает, если вывод основной части иностранного контингента до конца 2014 года (с учетом последних тенденций в афганском обществе, возможно, что и раньше, например, в течение 2012 - 2013) все же состоится, то, очевидно, Вашингтон попытается реализовать сценарий «сохранение нынешней власти при ограниченной военной поддержке со стороны США и НАТО и при компромиссе с талибами».

 

«Но этот вариант в Афганистане быстро эволюционирует в сценарий постепенного полного захвата власти над большей частью страны талибами/пуштунами и повторения ситуации борьбы объединенных пуштунских сил против, условно говоря, «нового Северного альянса». «Северян» вновь поддержат страны ЦА, входящие в ОДКБ, РФ, КНР, возможно, Индия, Иран и «коллективный Запад», - прогнозирует он в интервью Vласти. - ЕС и США будут выстраивать свою политику в данном случае исходя из практики ситуационного реагирования и соображений геостратегического порядка».

 

С ним соглашается представитель Ассоциации приграничного сотрудничества Марат Шибутов. «Даже если официально войска коалиции уйдут, их место займут частные военные компании, нанятые афганским правительством на международные займы или благодаря поступлениям от продажи месторождений», - полагает он.

 

Не надо нумерологии

 

Александр Князев предлагает не заострять внимание на дате «2014». Европейские контингенты зависят, во-первых, от того, как поведут себя американцы. Стратегия США, по его мнению, – сдача юга страны талибам (об этом сейчас сепаратно от Карзая США ведут переговоры с талибами), сохранение ряда баз на юге и части сил на севере страны, размещение другой части войск в странах Центральной Азии – именно об этом говорит частота визитов разного рода делегаций, особенно военных, в столицы стран региона.

 

«ISAF здесь вторичны, сохранение их в регионе, либо полный уход, в значительной степени будет зависеть от обстановки в самих европейских странах, где начинается новая волна кризиса. Большинство, конечно, уйдут», - уверен он.

 

«Американцы, как представляется, еще сами не знают, уйдут они из Афганистана или нет (а если уйдут, то в какой форме и в какие сроки). Нужно дождаться перевыборов Обамы на второй срок, чтобы лучше понять планы США. Ясно, что пока принято лишь принципиальное решение о том, что в сегодняшних масштабах нахождение в Афганистане нецелесообразно и контингенты/расход ресурсов будут серьезно сокращены», - добавляет Грозин. - Все же, вероятно, американские военные останутся после 2014 года, выполняя функции советников или играя какую-либо иную роль на основе специально оговоренных соглашений с Кабулом. Также можно предположить значительное увеличение численности военных советников НАТО и США в тех странах Центральной Азии, которые будут наиболее активно вовлечены в планы посткризисного регулирования в Афганистане после вывода войск коалиции».

 

Вместе тошно, а врозь скучно

 

В условиях, когда международные силы решили сокращать активность, обязанность поддерживать стабильность в стране переходит к афганскому правительству, а его потенциал в этом плане экспертам видится незначительным. Князев сравнивает режим Карзая и Наджибуллы. Последнему не давали шансов продержаться и месяцы, но он продержался 3 года и продержался бы еще, если бы «не наделал ряда ошибок, в том числе в межэтнической политике», говорит эксперт.

 

«Карзай пока не показывает даже тех способностей, которые были у Наджибуллы. Карзай (или иной ставленник США) продержится ровно столько, сколько будет иметь прямую военную поддержку США и НАТО. Афганская армия дееспособна, но только при наличии крепкого тыла в виде западной коалиции, плюс при наличии постоянной финансовой подпитки. Без этих двух составляющих она разбежится (не обязательно по домам, по вооруженным сторонам конфликта – пуштуны – к талибам, таджики – к таджикам, и т.д.) очень быстро», - анализирует эксперт, отмечая, что тенденция к последнему уже есть.

 

На пороховой бочке

 

Сегодня основных угроз для стран Центральной Азии и России, исходящих от Афганистана две, но обе порождают огромное число проблем: это наркотраффик и периодически тревожащие страны региона террористические группировки, базирующиеся к югу от Термеза и Пянджа и готовящие боевиков для борьбы как в своем регионе, так и на Северном Кавказе. Уход международных сил из Афганистана, вероятно, только добавит к этим проблемам новые.

 

Марат Шибутов ожидает раскола Афганистана. «При этом север должен достаться этнически близким странам Центральной Азии - туркменам, таджикам, узбекам. Данное буферное государство должно получать помощь от стран региона взамен на доступ к недрам и охрану границ. Нежелательна поддержка этого буфера за счет продажи наркотиков как это было с Северным Альянсом», - убежден он.

 

Андрей Грозин уверен, что после вывода иностранных сил следует ожидать как продолжения войны в Афганистане, так и нестабильности всего региона, которая возникнет вследствие этой войны. «Причем на этот раз Афганистан станет таким, что уже ни одна держава не осмелится на военное присутствие там. Страна вновь станет безопасным убежищем для концентрации сил вооруженных противников светских режимов Запада и Востока», - прогнозирует он.

 

Александр Князев считает, что после вывода войск спецслужбы США могут начать через управляемые террористические организации создавать поводы для обоснования своего присутствия на постоянной основе в странах региона. Грозин в свою очередь полагает, что в постнатовском Афганистане появятся зоны, которые никем не будут контролироваться: как сейчас в Ливии, или Йемене. «В этих зонах будут концентрироваться враждебно настроенные к России и режимам Центральной Азии исламистские элементы, при заинтересованном участии наших западных, ближневосточных и прочих «друзей». Неконтролируемые территории будут продуцировать конфликты во всех сопредельных территориях – это оружие, наркотики, экспорт экстремизма во всех его проявлениях, потоки беженцев», - опасается он.

 

Это означает, что странам Центральной Азии надо будет тратить колоссальные силы и средства на создание фильтрационных лагерей, укрепление границ, на силовые структуры сверху донизу, на разведку, на идеологическую борьбу, на материальную поддержку «буферных образований». «То есть масса вызовов, масса проблем, гигантская трата ресурсов разного рода, ну и, кроме того, перспектива нового обострения конфликта на Северном Кавказе и в некоторых регионах Центральной Азии. Понятно, что экстремисты всех мастей получат, во-первых, дополнительную финансовую помощь из разных источников (плюс, часть собственно афганского героинового ресурса), а во-вторых, помощь людьми, в которых не будет недостатка, помощь оружием, помощь методологией. Конфликты по периметру южных границ России и Центральной Азии наверняка обострятся», - резюмирует Андрей Грозин.

 

«На черта Кабул нам нужен?»

 

Нестабильный Афганистан – плохой партнер для стран Центральной Азии. Хотя экономический потенциал Афганистана довольно высок (как источника полезных ископаемых и рынка сбыта). «Казахстан может продавать и продает в Афганистан пшеницу и муку, но будут ли у Афганистана на это деньги. А без поддержки миротворцев осваивать тамошние недра весьма рискованно», - говорит Марат Шибутов.

 

В самих государствах Центральной Азии может начаться «ползучая хаотизация», которая, по мнению Грозина, потребует не наращивания общевойсковых соединений, а применения спецназа, разнообразных «спецмероприятий» (в том числе и на афганской территории) и формирования советнического корпуса для поддержки «буферных зон» в Афганистане, как это уже было вторжения американцев на афганскую землю.

 

Александр Князев считает необходимым полное переформатирование региональных структур безопасности – ОДКБ, может быть и ШОС, включая создание наднационального командования и взятие на себя ответственности за сферу региональной безопасности.

 

«Первым шагом должно стать установление нового режима изоляции от Афганистана коллективными силами. И однозначная общая позиция о полном и бесповоротном отсутствии западных сил и в Афганистане, и в самих странах региона. Только на этом фоне на площадке той же, скажем, ШОС, возможно начать организацию межафганского диалога по той матрице, по которой сработало межтаджикское примирение 1990-х», - предлагает он.

 

Фото Boston Globe

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...