Айдын Рахимбаев, глава BI Group: Я люблю делиться

Ирина Севостьянова, Vласть

Айдын Рахимбаев – один из самых заметных казахстанских бизнесменов, он создал и продолжает руководить одной из крупнейших отечественных строительных компаний – BI Group, много занимается благотворительностью и выделяет время для своих увлечений – мотогонок. Рахимбаев, признанный в минувшем году Бизнесменом года читателями и экспертами Vласти, в своем интервью рассказывает, как построить успешную компанию, как на рынок повлияет кризис и о проектах, которые впереди.

Айдын Жумадилович, у вас одна из самых нетипичных для казахстанского бизнесмена биография и стиль поведения. Вы начинали рабочим на стройке, сейчас возглавляете одну из крупнейших строительных компаний страны. Каким образом из простого строителя вышел крупный бизнесмен?

Я и сейчас строитель (смеется). Просто от объектов перешел к строительству команды и компании. Немножко другое строю сейчас - эффективную и крепкую компанию.

Да, я начинал разнорабочим, плотником в строительной бригаде колхоза "Червонный казак" села Казнаковка Самарского района Восточно-Казахстанской области. Работал, строил.

А как... Наверное, была мечта. Я точно не мечтал стать большим бизнесменом, сначала мечтал стать инженером-строителем, а потом потихонечку расти. Ну... так получилось. Наверное, отличие было в том, что колхозный строитель - был не просто строитель, я с детства был начитанный, и этому, я считаю, всем обязан. Прочитал всю школьную библиотеку, всю колхозную библиотеку. А книги расширяют кругозор, раздвигают горизонты, так что все остальное - следствие. Всегда стремишься к чему-то большему, если знаешь о большем.

Многие убеждены, что без связей никуда в люди не выбиться, не то что бизнес построить - на работу не устроиться.

Отчасти да, отчасти нет. Выбиться можно всем. Надо ставить цель. А что такое связи?

Например, влиятельные родственники.

Мой папа 30 с лишним лет механизатором отработал в этом же колхозе, мама на почте работала. Связи - это, наверное, доверие. Люди, с которыми ты работаешь, доверяют тебе, поэтому связи расширяются, укрепляются. Я не исключаю, что помогают связи. Но связи те, которые есть – друзья, люди, которые убедились в твоей надежности. Наверное, так.

Насколько сложен был этот путь - от плотника до главы компании?

Изначально не было такой цели - стать главой крупной компании. Была цель выполнять хорошо свою работу, с чем мы справлялись дружно, весело, со своими ребятами. Другой вопрос - сколько на это потрачено времени и сил. В этом году исполняется 20 лет компании. В первый семидневный отпуск я поехал спустя 10 лет с начала бизнеса. Все время работа. Да и сейчас мы не позволяем себе отпуска как таковые. Понятно, что это звенья одной цепи, работа, работа и еще раз работа. Я лично не знаю других рецептов, чтобы добиться успеха. Кто-то из бизнес-гуру сказал: «Невозможен рост компании в 60%, если не работаешь в субботу". А у нас получается и суббота, и воскресенье.

Есть ли какие-то исключительно вам присущие черты руководства бизнесом? Что отличает Айдына Рахимбаева от других бизнесменов?

Я люблю делиться. Делиться всем, делиться успехом. С топ-менеджерами компании я делюсь долями в компании, у нас партнерство; с нашими ключевыми сотрудниками делюсь прибылью - в компании работают около 8 тысяч человек, среди которых 800 человек являются участниками бонусных программ, то есть получают прибыль от проектов, на которых работают. Наша конечная цель - чтобы все 8 тысяч получали прибыль от проектов. Наверное, это отличает.

Вы хотите, чтобы каждый сотрудник считал компанию своим личным делом?

Совершенно верно. Сейчас это так и воспринимается, но надо показывать и на деле. К примеру, в выходные любимое занятие - обходить стройплощадки.

Вы лично ходите по стройкам?

А как по другому? Невозможен в таком случае рост. Да, я заглядываю в каждый подвал, на каждую крышу, везде, для меня это интересно. Вопрос не в жестком контроле, а в интересе, смотрю, что можно улучшить. Это же наш бизнес, поэтому с удовольствием это делаю, смотрю. Раньше это было только по воскресеньям, а в последние годы каждую субботу у нас традиционные командные объезды, когда 25-30 руководителей садятся в автобус и объезжают проекты с обсуждением производственных вопросов и коллективным обедом в рабочей столовой.

Как-то нетипично для наших реалий. А как же "я - большой начальник", "всем молчать" и так далее?

Нет (смеется), только не у нас. Посмотрите, как у нас все работают, даже здесь по этажам. У нас максимальная децентрализация. Я уже 5-6 лет не ставлю подписи в бумагах, и это нормально, так и должно быть. Весь продвинутый мир работает именно так. Мы прекрасно видим, как владельцы компаний стоят за прилавками, это считается нормально, хозяева ресторанов обслуживают клиентов - это считается нормальным. Точно также я каждый день общаюсь со своими клиентами, и мне это нравится, это нормально, потому что они - наши работодатели.

И, что, простой крановщик, например, может прийти к вам и сказать "а вот тут не то или не так"?

Да, мы так и работаем. И на работу к нам приходят с улицы, даже стажеры, стажируются, работают и достигают очень больших высот. У нас практически все партнеры в компании пришли когда-то 10-15 лет назад студентами и показали себя. Это нормально. Я считаю меритократию - власть достойнейших - достижением нашей компании.

Ваша компания очень много строит в столице. Когда рынок недвижимости Астаны, по вашим прогнозам, насытиться полностью?

Не насытиться никогда. На это есть определенные фундаментальные показатели. Во-первых, Астана растет, то есть идет естественный приток населения. Откуда? Приток населения идет с других городов и сельских районов. Почти 50% населения у нас - сельское население, для сравнения в 90-х годах этот процент был 68%. Идет естественная миграция. В развитых странах сельское население - 10%. То есть, у нас 40% населения - это порядка 6-7 миллионов человек, которые рано или поздно переедут в города. Во-вторых, это ВВП на душу населения, который в Казахстане - 13,5 тысяч долларов на человека. Чем выше уровень, тем выше обеспеченность квадратными метрами. Допустим, у казахстанцев - 19 квадратных метров на человека, в Астане чуть выше - 21. Но любую страну возьмем, у которой ВВП выше 20 тысяч долларов на человека - это 30, 40 квадратных метров, в Норвегии - 100 квадратных метров на человека. Для того, чтобы хотя бы дойти до российских или китайских показателей, нужно 3 квадратных метра еще прибавить на человека, то есть, в Казахстане необходимо строить в три раза больше. Вот такие показатели.

Если мы говорим об Астане - это все можно удваивать. Ежегодно в Астану прибывает 50-60 тысяч человек, из них 30-40 тысяч остается. Даже в 2008-2009 годах, когда был кризис, в Астану каждый год прибывало по 25 тысяч человек. Если посмотреть на другие города в других государствах, то 10-20% населения живет в столице, в Сеуле - 40%. То есть, в Астане должно жить как минимум 1,7 миллионов, а как максимум - 3-4 миллиона. Думаю, что в ближайшие 30-40 лет это произойдет.

В парламенте, пожалуй, с вами не согласятся с увеличением квадратных метров на человека. Там наоборот, озвучивалась идея сократить даже нынешние нормы.

Против мировой статистики не пойдешь. Казахстан - это всего лишь часть мировой экономики и международных стандартов. Стандарты на школы и социальные объекты - это другой вопрос. А касательно жилья на одного человека - это показатель благосостояния граждан. Социальное жилье составляет всего лишь 5-% населения. Остальное – это жилье, которое может себе позволить гражданин, поэтому если рассматривать в целом, то мы в рыночной экономике и люди должны покупать для себя сами.

Хотелось бы добавить касательно социального жилья. Говорят - вот для молодых жилье. Ребята, не знаю, я долгое время жил в общежитии, потом арендовал жилье, пока лет в 30 наконец смог себе позволить приобрести собственное жилье. Другими словами, нужно сначала поработать лет десять, заработать. Мне кажется, надо как-то последовательными быть. То есть, сначала человек накапливает, потом покупает, потом сохраняет. Я за все социальные программы, потому что чем больше арендного жилья строится, тем больше экономически активного населения переселяется в города.

А вы рассматриваете для себя возможность участия в новых программах по строительству социального жилья?

Конечно, рассматриваем. Только мы хотели быть оператором этого процесса. У нас было предложение в правительство, и не один раз - взять международный пример, когда социальное жилье для молодых строится очень дешево компаниями, которые сдают его в аренду, фондируясь у пенсионных фондов. Пенсионные фонды зарабатывают на этом жилье хорошие деньги, и получают гарантированную доходность 6-7%. То есть, пенсионеры получают с этого жилья доходы и опосредованно являются владельцами микрорайонов для молодых, получают от молодых ренту. Это же здорово?

Да, пожалуй.

Идеально! То есть пенсионеры получают, к примеру, 2-3% годовых, а молодые - дешевое жилье. Не по 500 долларов, а по 200 долларов за квартиру в месяц. И в длинную арендуют жильё. Это есть в мировой практике, велосипед не нужно изобретать. Поэтому, если быть смелее, можно ежегодно миллион квадратных метров жилья сдавать только за счет такой аренды, и в таком случае экономически активное население в селах, зная, что будет дешевое долгое арендное жилье, будет переезжать активней, и тогда не надо переживать, что нас всего 17 миллионов. Да и пенсионные деньги работают везде…

Только не в Казахстане…

Абсолютно верно. К сожалению, в Казахстане пенсионные фонды зарабатывают мало...

Есть вопрос доверия, надежности. Будут ли эти деньги возвращены пенсионерам?

Хороший вопрос. Можно же сначала пилотный проект запустить, проверить.

Был у нас пилот - инфраструктурные облигации на проекте Шар-Усть-Каменогорск. Нехорошо с ними вышло в итоге.

В тот момент, наверное... Первый блин комом. Законодательство было не до конца доработано. После этого уже много времени прошло, законодательство усовершенствовали. Надо пробовать. Заработает.

Вы готовы взять на себя такую ответственность?

Да, мы готовы. Кто если не мы? (смеется)

А если вы прогорели с этим проектом? Кто несет ответственность?

Вся система работает именно на ответственности. Компания, которая будет оператором, вкладывает свои деньги - 10-20%. Если окупаемость идет - получает прибыль. Если нет - за счет своей доли должна восстановить. Все просто. 90 миллионов человек в Америке живет в аренде. Надо попробовать сначала, чтобы у нас 900 человек пожило, потом 9 тысяч и так далее. Шаг за шагом.

А можно ли говорить о качестве жилья при цене в 200 долларов?

Можно. У бизнесмена все равно же получится лучше жарить пирожки, открывать магазинчики, ресторанчики. Пусть бизнесмены сами работают.

Вообще, если рассуждать о бизнесе, то в последние 20 с небольшим лет независимого Казахстана мы прошли огромное расстояние. До 2000 года трясло ой-ой-ой как, пока наконец-то бизнес не начал работать систематически. Даже сегодня мы еще в младенческом возрасте. Но если кустик продолжать растить, а не парником его сверху накрывать - то хорошее дерево бизнеса вырастет. А если не давать возможности крепчать - не будет бизнеса. Сильное государство - это сильные компании, сильная экономика. Этот запас прочности надо нарабатывать годами.

И в чем загвоздка? Почему еще не начали проект?

Пока это предложение рассматривается. Я надеюсь, что это все решится.

Кризис сегодня у всех на слуху. В предыдущий кризис 2008/10 годов строительная отрасль пострадала едва ли не больше всех других. Как нынешний кризис повлияет на отрасль?

Да, будет очередной апгрейд. Те компании, которые задумывались о кризисе, подготовились к нему, проживут его - с потерями, но проживут. Те, кто не готовился, без подушки безопасности, без прочности не смогут его пройти.

Таких кризисов в мировой экономике - каждые 6-8 лет. Мы должны учиться. Кто научился - тот пройдет.

Ваша компания уже почувствовала влияние кризиса? Какие планы вам придется скорректировать, от каких отказаться?

У нас всегда есть планы A, B, C. Осенью еще проработали план D, если допустим, тенге упадет или нефть в цене опуститься до 40$ за баррель. Сейчас мы между планами B и С идем, в принципе нормально. Да, некоторые проекты мы притормозим. Все остальное работает и будет продолжать работать.

У нас два главных направления бизнеса. Одно - работа по контрактам, это тендерные, генподрядные строительные работы, там у нас планы, наоборот, увеличиваются. Потому что есть программа "Нурлы жол", и другие, в которых мы участвуем. Поэтому здесь у нас идет рост. Программа по девелопменту - да, откорректировалась на 20%, мы немножко скинули обороты. Те проекты, которые нужно было запускать осенью, мы перенесли на весну, а весенние проекты - на следующую осень. На полгода-год перенесли проекты - это не страшно.

В 2007-2008 годах нам было очень тяжело. Но сейчас трудности есть, однако, не такие тяжелые. Тем более кризис другой. Он - в 20 нефтедобывающих странах, в остальных 140 странах его нет, там, наоборот, подъем. Кризис не системный. Есть кризисные явления - банки не дают деньги, они и до этого не давали, заморозили. Бюджет урезался, страновой бюджет урезался. Ничего, и это пройдем!

Насколько быстрым в этот раз, по вашему мнению, будет восстановление от кризиса отрасли и экономики в целом?

Составляющих много. Страна и компании должны научиться работать в режиме 60$ за баррель и тогда ничего не страшно. Здесь присутствуют и политические моменты. Мы смотрим на годичную перспективу. Я думаю, за год все рассосется.

На благотворительную деятельность повлиял пересмотр планов, отказ от проектов?

Нет, ни в коем случае. Мы помогаем детям, а они точно не виноваты ни в каких кризисах. На них никак не сказалось, мы наоборот увеличиваем благотворительность. В том числе и за счет наших сотрудников, которые хотят участвовать и участвуют в благотворительных программах нашего корпоративного фонда.

Вы – инициатор одного из самых заметных благотворительных проектов – «Дом мамы». При этом к его реализации вы привлекли многих бизнесменов. Легко ли вы находите поддержку других предпринимателей, сами привлекаете их или они идут к вам и просят принять участие в проекте?

Я рад и горд тем, что большое количество бизнесменов соглашается сразу. Какая-то часть - попозже. Но скажу, что все, к кому обращался - 80% бизнесменов сразу согласились. Этим я горд. Тем более, что речь идет не о разовом взносе, а о постоянном содержании. Каждый содержит свой дом, а это миллионы и миллионы тенге.

Сегодня по всему Казахстану открыто 22 дома, благодаря нашему проекту мы спасли от сиротства 658 детей за год с небольшим. Ежемесячно мы спасаем более 50 детей. Это все благодаря нашим бизнесменам. Если вспомнить самое начало, то я позвонил своим друзьям, потом взял список Форбс и начал целенаправленно обзванивать. Звонили также сами бизнесмены, со многими из которых я даже не знаком, представлялись и говорили, что хотят участвовать. Я был рад. Но я сразу предупреждал - мы не можем открыть дом, а через год сказать "ой, деньги кончились", и на улицу детей отправить. Поэтому я сразу предупреждаю всех, что это дорогое удовольствие.

Я был приятно удивлен и поражен тем, что наши казахстанские бизнесмены - это сила. Это первый такой социальный проект, который ради единой цели сплотил очень многих.

Расширять этот проект дальше будете?

Конечно! Каждый месяц мы расширяемся, скоро несколько новых домов откроем: по одному - в Семипалатинске, Алматы, Шымкенте и Таразе.

В Казахстане около тысячи детей в год отказных и брошенных, из них 20% только усыновляется. Наша задача - спасти от сиротства оставшиеся 80%. И здорово, что уже сейчас в двух городах - Астане и Алматы - дефицит детей. Потому что мы ограничили попадание детей в дома малютки. Я надеюсь, что в 2015-2016 году в Казахстане будет дефицит детей на усыновление. Когда перестанут оставлять детей - это будет сама большая победа

Вы много времени уделяете своему увлечению – гонкам. Желание реализовать свои мечты не мешает бизнесу?

Хорошо, что эти гонки всегда проходят по выходным дням. В прошлом году как мы делали - выбегаем с совещания, несемся в аэропорт, по дороге переодеваемся, в Европе садимся, откатываем два-три дня. Мы не остаемся на награждения практически никогда, прыгаем на ночные самолеты и утром уже сидим на работе. Только так.

Что касается Дакара, то он в январе проходит, когда все отдыхают, когда рождественские праздники. Тогда мы и гоняем. И потом, все-таки оценка твоего бизнеса - это его эффективность без тебя. Если работает - значит, ты правильно его построил. Если нет - то это вопрос, какой ты руководитель, какой ты управленец.

Сейчас хорошо, существуют гаджеты. На Дакаре, я помню, 12 января, первое рабочее совещание, я сидел перед монитором и мы проводили call-конференцию. Именно отсутствие руководителя - показатель эффективности команды. У нас полная децентрализация, все принимают решение по своим проектам сами. Мне повезло, что у меня очень профессиональная команда и талантливые сотрудники. А автогонки - был период, когда моглось и хотелось, если сейчас будет период спада - просто закроем гонки, уже так делали. Это же хобби, драйв, но не цель жизни.

Реализовали ли вы уже свой главный проект или он впереди, что это будет?

Вы что! Все только начинается!

И какой он - проект мечты?

Проект мечты - это международная компания BI Group, которая построит самые большие, знаковые проекты не только в Казахстане, но и по всему миру.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...