Султан Сартаев, разработчик декларации о государственном суверенитете: «Мы ни у кого ничего не копировали»

Маргарита Бочарова, Vласть

Фото Жанары Каримовой

В интервью Vласти профессор юридического факультета Казахского национального университета им. Аль-Фараби Султан Сартаев рассказал о том, как принимались законы на заре независимости и почему альтернативный вариант декларации о государственном суверенитете даже не обсуждался.


Декларация независимости стала первым ключевым законодательным актом для суверенного Казахстана. В это документе были отражены принципы прав и свобод человека, собственности, политического плюрализма и разделения власти. Впоследствии они легли в основу Конституции.


V.: Как вы попали в число разработчиков декларации о государственном суверенитете?

С. С.: Я разработал закон о государственной независимости, закон об учреждении поста президента и закон о нашем гражданстве. Проекты всех этих законов и декларации были разработаны мною по поручению президента. Никто самовольно не может этот вопрос решить, потому что это прерогатива президента. Только он может поручить тому или иному ученому разработать важнейшие законопроекты нашей страны. Иначе говоря, моя деятельность охватывала по поручению президента различные стороны всей нашей государственной жизни.

Я выступил с докладами на сессии Верховного Совета по вопросу об учреждении поста президента, по вопросу о государственной независимости, по вопросу о гражданстве и по декларации о государственном суверенитете. И после многократного всестороннего обсуждения мы приняли все эти законы. Хорошо, гладко в целом прошло их обсуждение и утверждение.

V.: Как вы составляли документ - декларацию о государственном суверенитете, аналогов которого в Советском Союзе в принципе до этого не было?

С. С.: Мы, конечно, изучали законодательные акты других республик и даже капиталистических стран, то есть не только наших близких соседей, но и дальних зарубежных стран. Учитывали то, что возможно, но ничего не копировали. И все эти вопросы законодательного характера решали в зависимости от интересов нашего народа. Мы, прежде всего, старались на должном уровне закрепить вопросы социального характера. Там, где не решаются вопросы социального характера, государство не может быть уверенным в своем дальнейшем существовании.

В процессе разработки законопроектов тех лет мы со временем не считались. Мы вложили столько времени, сколько требуется для разработки конкретного законодательного акта, а здесь мы должны учитывать и требования ООН, и требования международного права, и требования международных обычаев.

V.: Разрабатывая декларацию о государственном суверенитете Казахской ССР, предполагали ли вы, что подлинная независимость уже не за горами?

С. С.: Конечно! Мы были в этом уверены. Иначе как бы разрабатывали ее?

V.: Как вы оцениваете альтернативный вариант декларации, который был предложен депутатской группой «Демократический Казахстан»?

С. С.: Альтернативный вариант не был обсужден даже, потому что он все стадии подготовки законопроектов не прошел. Прошла наша разработка, и был принят вариант, разработанный нашей комиссией. Два варианта декларации немного друг от друга отличались.

V.: Как вы относитесь к отмене празднования дня принятия декларации о государственном суверенитете - 25 октября?

С. С.: Вы знаете, праздничных дней очень много стало, поэтому надо было на одном из двух документов (декларации о государственном суверенитете или законе о государственной независимости - V) остановиться. Поэтому и было внесено изменение в празднование наших юбилейных дат.

V.: Есть ли какой-то закон, разработанный вами на заре независимости, который вы считаете наиболее значимым?

С. С.: Знаете, все они - значимые документы. Я не могу сказать: вот этот выше, вот этот ниже. Все они, независимо друг от друга, поддерживают друг друга. Они исходят из одной общей проблемы - укрепление нашего независимого государства на международной арене.

V.: А есть ли что-то такое, о чем вы, может быть, сейчас сожалеете, что не сделали во время принятия тех важнейших законов?

С. С.: Нет! Я исходил из того, чтобы в ближайшие годы не возвращаться к этим законам. Но при этом я не могу сказать, что они вечные. Все законы изменяются оттого, что изменяется жизнь, интересы народа по ходу развития общества. Вечных законов, пожалуй, можно сказать, нет. В законы могут быть внесены соответствующие коррективы, изменения, дополнения…

V.: Все ли пункты декларации о государственном суверенитете впоследствии нашли свое отражение в законе о государственной независимости?

С. С.: Конечно! Они не могут противоречить друг другу. По духу, по идее они должны быть в одном направлении.

V.: Чем закон о государственной независимости принципиально отличается от декларации о государственном суверенитете?

С. С.: Декларация - это желание, а закон есть закон. Его уже надо исполнять. Из того желания что-то может отпасть, что-то может быть внесено в закон, как изменение или дополнение.

V.: Насколько принятые тогда - в 1990-1991 годы - законы соответствуют современным реалиям?

С. С.: Они пока соответствуют нашей действительности. Если бы мы пришли к выводу, что какой-то закон не соответствует, если бы мы сомневались, что они не действуют или противоречат сути нашей жизни, мы бы сразу внесли изменения, дополнения. Но вот на сегодняшний день - пока мы с вами разговариваем - все эти законы идут в ногу со временем.

V.: Как вы относитесь к заявлениям некоторых общественных и политических деятелей о том, что членство Казахстана в Евразийском экономическом союзе вступает в противоречие с суверенитетом республики?

С. С.: 7,5-миллиардное население мира не всегда может найти общий язык друг с другом. И тем более, когда речь идет о таком союзе. У одних может быть одно мнение, у других - другое. Но пока особых противоречий мы не чувствуем. Если будут какие-то противоречия, ущемление прав одной из сторон, я думаю, главы государств решат это, договорившись между собой.

V.: Что лично вас волновало в годы, когда Казахстан только вступал на путь независимого государства?

С. С.: Меня волновало только одно – чтобы разработанные нами законы не противоречили международным законам, международной практике и международным традициям. Чтобы наши законы не задевали интересы других народов.

V.: Кто-нибудь из ваших детей или внуков пошел по вашим стопам?

С. С.: Должен сказать, один внук пошел по моим стопам. Он – юрист. Работает в юридической фирме. Сын, политолог, занимается политической наукой. А у дочери, по существу, три образования – философское, биологическое и юридическое.

V.: Когда вы начали писать законы для страны?

С. С.: Как стал кандидатом юридических наук (1952 год – V), так я и принимаю участие во всех мероприятиях по разработке соответствующих законов нашей республики.

V.: Как вы отметите день независимости?

С. С.: Торжественно – в домашних условиях. День независимости любого государства – это национальный праздник любого народа. И я горд тем, что я по своей судьбе оказался одним из разработчиков законов о государственной независимости собственной республики и декларации о государственном суверенитете.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...