И почему их экономические стратегии могут оказаться неэффективными
​Как государства планируют спасать свои экономики от последствий пандемии?
Фото с сайта bloomberg.com

За последний месяц государства по всему миру практически определились со своими антикризисными программами, которые должны помочь им справиться с экономическими издержками пандемии. Во многом они строятся на фискальном стимулировании, увеличении ликвидности в финансовом секторе и краткосрочных пособиях гражданам. Однако часть экспертов сомневается, что эти меры будут достаточными. Во многом они решают проблемы крупного бизнеса, оставляя в стороне интересы общества. Тогда как ситуация требует более социально ориентированного подхода, особенно если учитывать фундаментальные процессы на рынке труда, в результате которых десятки миллионов людей могут остаться без работы.

В середине прошлой недели экономисты Bloomberg подсчитали, что пандемия коронавируса причинит мировой экономике ущерб в $5 трлн. Согласно оценкам аналитиков банка JPMorgan Chase, в ближайшее время крупнейшие страны планеты направят на борьбу с его последствиями не менее $5,5 трлн, или порядка 6-7% глобального ВВП. В конце марта участники саммита G20 уже договорились о формировании пакета помощи в $5 трлн, пообещав также совместно координировать монетарную политику и укреплять системы социальной защиты. Вдобавок к этому они согласились устранять преграды в торговле и инвестициях, сохраняя лишь медицинские ограничения, соответствующие правилам ВТО.

На протяжении последних трёх недель центральные банки, министерства финансов и парламенты всех государств горячо обсуждали характер стимулирующих пакетов, которые они могут предложить своим экономикам. Большая часть из них приобрела трёхчастную структуру. Первый уровень предполагает фискальное стимулирование со стороны правительств, второй – варианты количественного смягчения или кредитные программы центральных банков, а третий – прямую помощь гражданам, чьи доходы пострадали в результате заморозки деловой активности. В страновом разрезе ситуация выглядит следующим образом.

США

В конце марта Палата представителей США согласовала пакет помощи на сумму $2,2 трлн (более 10% ВВП страны). Из них $500 млрд будут выделены на помощь пострадавшим отраслям промышленности, ещё столько же пойдут на прямые выплаты большинству граждан, которые испытывают финансовые затруднения. Каждый взрослый получит до $1200 (в зависимости от годового дохода) и ещё $500 за каждого ребёнка. При этом общий размер компенсации каждой семье не превысит $3000.

Вместе с этим Федеральная резервная система США, направив к середине марта $700 млрд на кредитование местных органов управления и малого и среднего бизнеса по ставке 0-0,25%, впоследствии выразила готовность перейти к безразмерной программе количественного смягчения. В результате в конце прошлой недели ФРС развернула программу на $2,3 трлн, предлагая эти средства в качестве займов компаниям с численностью до 10 000 человек, а также планируя приобретать на них облигации штатов и густонаселенных территорий. В конце марта Федрезерв также расширил на полгода доступ десятков иностранных центральных банков к американской валюте, позволив им обменивать ценные бумаги казначейства США на однодневные долларовые займы.

Китай

В конце марта Народный банк Китая снизил ставку обратного репо на семь дней на 0,2% до 2,2%, что стало крупнейшим сокращением за последние пять лет. Это решение он принял после уменьшения годовой ставки по кредитам на 10 базисных пунктов до 4,05% в конце февраля, предварительно влив на валютный рынок существенное количество ликвидности и смягчив требования к банкам. В частности, получив от регулятора страховочную подушку в $78,1 млрд финансовые институты смогли снизить минимально необходимый размер провизий. Что же касается бизнеса, то на кредитование малых и средних предприятий по облегчённым условиям было направлено порядка $50 млрд, они также получили квоты на повторные займы и дисконтирование юаня в размере $71 млрд.

В дополнении к этому страна собирается задействовать фискальные стимулы на триллионы юаней. Их размер уже превышает 6,5% китайского ВВП. Эти средства, вопреки увеличению дефицита госбюджета, преимущественно будут инвестированы в инфраструктуру. Правительство страны намерено приобрести облигации местных исполнительных органов почти на $395 млрд. Оно также собирается проводить более активную налогово-бюджетную политику. Помимо увеличения бюджетных расходов Политбюро Компартии Китая также призывает увеличить выпуск местных и национальных облигаций, снижать процентные ставки, вводить отсрочку выплат по кредитам, устранять выпавшие элементы и цепочек поставок, а также повышать покупательскую способность людей. Ранее Пекин уже анонсировал налоговые льготы, снижение цены на электроэнергию и сокращение различных платежей.

Европа

Предвосхищая серьёзное повышение бюджетных расходов для антикризисной помощи Евросоюз приостановил действие фискальных правил, ограничивающих дефицит бюджета и уровень госдолга (в размере 3% и 60% ВВП соответственно). Меры планируемой поддержки включают в себя выплаты гражданам, малому и среднему бизнесу, компенсацию упущенных доходов, отсрочку уплаты налогов и обслуживания кредитов, а также открытие государственных кредитных линий и гарантий. Только к концу марта объём программы количественного смягчения Европейского центрального банка был доведён до 1,1 трлн евро (более $1,2 трлн). Кроме того, ЕЦБ опустил процентную ставку по кредитованию банков на 25 базисных пунктов до -0,75%.

Наряду с этим 9 апреля министры финансов Европейского Союза договорились о пакете мер в 540 млрд евро ($590 млрд). Он включает в себя фонд страхования занятости на сумму 100 млрд евро, инъекцию ликвидности в 200 млрд евро для бизнеса, а также кредитные линии на 240 млрд евро для поддержки стран, которые пойдут на серьёзное повышение расходов для оздоровления своей экономики.

Что касается выплат гражданам, то Италия выделяет по 600 евро самозанятым и 100 евро бонусом тем, кто не может работать из дома (при годовом доходе менее 40 тыс. евро), а также по 600 евро всем работающим родителям. Всего на прямую финансовую поддержку населения направляется почти 1% ВВП ($20 млрд). Великобритания компенсирует до 80% (но не больше 2500 фунтов) ежемесячных доходов потерявшим работу и всем самозанятым, при этом общий пакет прямых стимулов страны составляет почти 1,5% ВВП (около $42,3 млрд). Даже глубоко проблемная Греция решила выплачивать по 800 евро почти 80% работникам частного сектора.

Отдельного внимания заслуживает Германия, которая направляет на непосредственные выплаты гражданам порядка 4,4% ВВП (примерно $170 млрд). В эту сумму также входит финансирование программы Kurzarbeit, позволяющей пострадавшим компаниям не увольнять работников, а отправлять в неоплачиваемые отпуска или значительно сокращать рабочие часы. Государство берёт на себя компенсацию 60% потерянного дохода каждому гражданину.

Южная Корея

В начале прошлой недели Южная Корея удвоила запланированный пакет мер по спасению экономики до $82,5 млрд. Он включает в себя кредиты для малых и средних предприятий в размере $24 млрд, ещё $16,5 млрд правительство страны планирует использовать для приобретения корпоративных облигаций, столкнувшихся с трудностями при выполнении долговых обязательств. Экспортёры, в свою очередь, получат кредитную линию почти на $25,6 млрд по ставке 0,75%, которая в середине марта была снижена на 0,5%.

Помимо этого $14,6 млрд пойдут на стимулирование внутреннего потребления. Правительство также собирается выплачивать всем семьям, за исключением очень обеспеченных, пособия на общую сумму $7,5 млрд. Ко всему прочему будет развёрнута программа финансирования малого бизнеса на $41,2 млрд.

Россия

Дополнительно к первоначальной поддержке в $3,9 млрд (2% ВВП), которую планировалось оказать предприятиям, налогоплательщикам и заёмщикам, Россия готовится использовать ещё $13,5 млрд для компенсации потерянных доходов тем, кто оказался без работы в период пандемии. Эта сумма будет взята не из российского суверенного фонда размером $165 млрд, а привлечена на рынке рублёвых облигаций. Прежняя антикризисная тактика Кремля строилась на увеличении пособий по безработице с 8 000 до 19 500 рублей ($264), каникулах по потребительским и ипотечным кредитам в случае падения доходов физлиц более чем на 30%, а также выплатах всем семьям, имеющим право на материнский капитал, дополнительные 5 000 ($68) рублей на каждого ребёнка.

Что касается бизнеса, то индивидуальные предприниматели получили каникулы по выплате кредитов, а малый и средний бизнес – полугодичную отсрочку по всем налогам, кроме НДС. Для МСБ также была понижена ставка страховых взносов на сумму зарплаты. Вместе с этим правительство повысило налоги на выплату дивидендных доходов в офшоры с 2 до 15%, а для граждан, имеющих вклады свыше 1 млн. рублей, установить налог на проценты в размере 13%. То же относится к доходам с пакета долговых ценных бумаг объемом больше 1 млн рублей.

Казахстан

Общий размер антикризисной помощи в Казахстане, без учета налоговых преференций и поддержки на местном уровне, составит 5,9 трлн тенге – почти 9% ВВП страны, сообщал в начале апреля первый вице-министр финансов Берик Шолпанкулов. Из них 2,5 трлн составят внебюджетные средства.

По словам Шолпанкулова, 1,2 трлн тенге предусмотрены для обеспечения экономической стабильности и режима чрезвычайного положения. Вместе с этим 315,6 млрд тенге пойдут на индексацию социальных выплат и государственных расходов, связанных с изменением курса иностранной валюты. На поддержку граждан и экономики выделят 293,3 млрд тенге.

Около 1 трлн тенге должен получить бизнес: для него сделают более доступным тенговое финансирование, снизят процентные ставки и увеличат сроки кредитования. Подробнее с антикризисным планом для бизнеса можно ознакомиться здесь. Отдельно для МСБ были объявлены каникулы по налогам и другим платежам, которые продлятся до 1 октября.

Что касается помощи гражданам, то государство пообещало продолжить выполнять социальные обязательства, а также выплачивать пособия в 42 500 тенге примерно 3 миллионам граждан, оказавшимся в затруднительном положении из-за объявления карантина. Более детально о социальных выплатах можно прочесть здесь.

Насколько всё это действенно?

Вопреки внушительным цифрам и пестроте послаблений адекватность принимаемых мер не так очевидна. Ранее Vласть уже писала о структурных причинах нынешнего кризиса, основание которых отчасти лежит в событиях 2008-2009 года. Выбранная стратегия в общих чертах напоминает траекторию многолетней давности, как выяснилось – малоэффективную. В силу этого она грозит повторить прежние ошибки, поскольку видит причину наблюдающегося банкротства бизнеса в недостатке ликвидности, которую можно устранить нарастив займы. Но в большей степени это попытка устранить последствия проблемы, а не её суть, связанную со слабой экономической активностью. Те же нулевые процентные ставки центробанков, как показал опыт 2010-х годов, мало влияют на инвестиции, занятость и рост ВВП.

Можно сказать, что большая часть предпринятых действий направлена на защиту прибыли крупных банков, системообразующих предприятий и инвесторов, а не восстановление экономической жизни, во многом зависящей от покупательской способности граждан. Её же отказываются поддерживать как государство, предлагая в основном краткосрочные выплаты, так и крупный бизнес, сдерживающий рост зарплат. Ситуацию усугубляет и глобальное принуждение к конкуренции, которое акцентирует внимание каждой страны на собственном благополучии в ущерб самочувствию своих соседей. Особенно ярко это было видно в Евросоюзе, где в первой половине марта Германия блокировала экспорт уже оплаченных медицинских средств в Италию и Австрию.

При этом существуют и фундаментальные причины, бросающие тень на принятые антикризисные программы. Пандемия коронавируса наверняка остановит работу многих нежизнеспособных предприятий, тогда как оставшийся бизнес либо уже перестраивает свои рабочие процессы, либо собирается этим заняться с окончанием карантина. Всё это может ускорить и без того уверенную тенденцию автоматизации, как это уже происходило после 2008 года. Несмотря на заверения оптимистов рынка труда о том, что совершенствование производств ведёт к появлению новых рабочих мест, с момента прошлого кризиса даже в США появилось на миллион рабочих мест меньше, чем до него. И это глобальное явление: экономика создавала их настолько медленно, что не случись пандемии число предложений на рынке труда всё равно оставалось бы ниже докризисного ещё по меньшей мере 10 лет.

Причина этого – деиндустриализация стран и отсыревание сервисной экономики, которые создавали рабочие места на протяжении предыдущих десятилетий. В своей книге «Изобретая будущее: Посткапитализм и мир без труда» исследователи Алекс Уильямс и Ник Срничек показывают, что нынешний уровень технологического развития позволяет странам почти полностью перескочить индустриальную фазу.

За этим обычно предполагается расширение сферы потребления и услуг, но она располагает всё меньшими возможностями, чтобы предложить достаточное количество позиций для высвободившихся работников. Стремясь компенсировать исчезновение рабочих мест, предприятия дробят их обязанности на несколько человек, в результате чего мы получаем позиции с низкой почасовой оплатой и без социальных гарантий. Но перспектива дальнейшей автоматизации грозит радикально сократить количество низкооплачиваемых и не требующих высокой классификации видов деятельности, из которых преимущественно и состоит современный рынок труда.

Или же ставка делается на высокотехнологичные сектора. Однако статистика занятости в подобных компаниях говорит о том, что они неспособны создавать такое же количество рабочих мест, что и индустриальные гиганты вроде Ford и General Motors. «На деле новые индустрии сегодня обеспечивают занятостью только 0,5% рабочей силы в США — не слишком вдохновляющее достижение на рынке труда», - констатируют исследователи.

В силу этого массовая безработица после окончания пандемии вполне может стать нормой, а охватит она по меньшей мере 25 млн. человек. Ответом на все эти угрозы должно стать широкое фискальное пространство для государственных расходов, расширение системы социальной защиты и укрепление международной солидарности. В качестве первого шага эксперты, включая Уильямса и Срничека, призывают решиться на сокращение рабочей недели до четырёх дней, повышение заработной платы и введение бессрочного базового дохода для жителей каждой страны. Параллельно с этим должна отлаживаться социальная инфраструктура, включая жильё, здравоохранение и образование. И уже следующим шагом должно стать проектирование новой структуры экономики, которая будет учитывать широкий спектр общественных и экологических проблем.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики