4147
1 октября 2020
Ирина Гумыркина, фото Владимира Третьякова

Неспешные реформы

Как были реализованы поручения из первого послания Токаева

Неспешные реформы

2 сентября прошлого года Касым-Жомарт Токаев обратился к народу Казахстана с первым посланием в качестве главы государства. Поручений было дано много и в разных сферах. Vласть разбирает основные: что выполнено за год и насколько эффективно, и как на реализацию повлияла пандемия коронавируса.

Партийное строительство

«Обещанная мной политическая трансформация будет постепенно и неуклонно осуществляться с учетом интересов нашего государства и народа. Мы будем осуществлять политические реформы без «забегания вперед», но последовательно, настойчиво и продуманно. Наш фундаментальный принцип: успешные экономические реформы уже невозможны без модернизации общественно-политической жизни страны, - заявлял Токаев, говоря о необходимости «поддерживать и укреплять гражданское общество, вовлекать его в обсуждение наиболее актуальных общегосударственных задач», а также о продолжении «процесса партийного строительства». «Предстоящие выборы в мажилис парламента и маслихаты должны способствовать дальнейшему развитию многопартийной системы в стране», - отмечал он.

В мае этого года в стране были приняты законы «О внесении дополнений в Конституционный закон Республики Казахстан «О выборах в Республике Казахстан» и «О внесении изменения и дополнений в закон Республики Казахстан «О политических партиях», согласно которым, теперь для регистрации политической партии необходимо собрать 20 тыс. подписей вместо 40 тыс., что должно, по замыслу властей, облегчить порядок их создания. Также введена в избирательных партийных списках квота для женщин и молодежи в размере не менее 30%, чтобы вовлекать их «в общественно-политические процессы страны».

На практике новые политические движения Казахстана не могут зарегистрировать партии. Съезд Демпартии Жанболата Мамая был фактически сорван, поскольку его делегатов задерживали в регионах. Двадцать тысяч членов – по-прежнему громадный порог, которого нет в подавляющем большинстве демократических стран, а процедура регистрации партий в целом остается сложна и полностью подконтрольна государству.

Жанболат Мамай и его сторонники направляются на митинг в центре Алматы, июнь 2020 года. Фото Данияра Мусирова

Обратная связь и коммуникации

О том, что госорганы должны быть открытыми и оперативно реагировать на нужды людей, неоднократно говорил и первый президент страны Нурсултан Назарбаев. К этому же призывал чиновников и Токаев, отмечая, что «зачастую люди вынуждены обращаться к президенту вследствие «глухоты» и закрытости чиновников в центре и на местах». Однако пандемия коронавируса показала, что чиновники не готовы быть открытыми и оперативно решать проблемы граждан. В самый пиковый период распространения заболевания представители Минздрава, руководители управлений на местах и акимы заявляли о стабильности, о наличии мест в больницах и лекарств в аптеках, а в реальности людей даже в тяжелом состоянии отказывались госпитализировать, в аптеках не было даже парацетамола. Аналогичная ситуация сложилась и с тестами на COVID-19. При этом власти неоднократно обвиняли самих казахстанцев в том, что они создают ажиотаж и «хайпуют».

В коммуникациях между государством и обществом всегда существовал огромный разрыв. И никакие поручения президента не могут его сократить. В связи с пандемией власть ушла в онлайн-формат проведения пресс-конференций, брифингов, обсуждений, что создало технические возможности не отвечать на неудобные вопросы. Как это происходит в Службе центральных коммуникаций при президенте: журналистов ограничивают в тематике и количестве вопросов, отключают им звук на полуслове, не дают возможности уточнить информацию у спикера. И в основном это происходит, когда на брифинг выходят представители Минздрава. У акимата Алматы другая тактика – модератор часто просто не озвучивает неудобные и острые вопросы. А маслихат города и вовсе отказался проводить аккредитацию прессы на свои заседания.

Совершенствование законодательства о митингах

«Согласно Конституции, наши граждане обладают правом свободного волеизъявления. Если мирные акции не преследуют цель нарушения закона и покоя граждан, то нужно идти навстречу и в установленном законом порядке давать разрешения на их проведение, выделять для этого специальные места. Причем, не на окраинах городов», - заявлял Токаев в своем прошлогоднем послании.

В стране были разработаны и приняты законы «О порядке организации и проведения мирных собраний в Республике Казахстан» и «О внесении изменений и дополнения в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам порядка организации и проведения мирных собраний в Республике Казахстан». В каждом городе законодательно установлено не менее трех специализированных мест для проведения мирных собраний. Нарушение функционирования объектов жизнедеятельности, транспорта и иной инфраструктуры, воспрепятствование свободного передвижения граждан теперь не является основанием для отказа в проведении мирного собрания. Сроки подачи уведомлений на проведение митингов сокращены, разрешено проведение одиночных пикетов у зданий госорганов.

Еще на стадии рассмотрения этот законопроект подвергали критике казахстанские и международные правозащитные организации, которые убеждены, что ситуация с обеспечением права на мирные собрания не станет лучше. Евгений Жовтис, эксперт по международному праву и разработчик концепции закона 2007 года, которая, в том числе, была предложена как альтернатива действовавшему до этого закону, покинул рабочую группу при парламенте, где обсуждались поправки в этот закон, до чтений. В интервью Vласти Жовтис рассказал, что тот законопроект, который он подготовил, «был весьма компромиссный, соответствовал международным стандартам по фундаментальным положениям». Однако, в конечном счете, «кое-что из него было взято, прямо даже с формулировками, но это все было техническое», фундаментально же «его суть была совершенно выхолощена», документ даже не был отправлен на международную экспертизу. Жовтис отмечал, что «по существу, мало что изменилось»: «Сохраняются те же самые специализированные места, чуть-чуть улучшается процедура, потому что теперь ты пишешь не заявление на разрешение, а уведомление, на которое в течение трех дней тебе могут оказать или предложить изменить это место на другое, такое же специализированное, установленное маслихатом».

Силовики на акции протеста, июнь 2020 года, Алматы. Фото Данияра Мусирова

Укрепление общественного согласия

Чтобы сформировать активное гражданское общество, Токаев указывал на необходимость «повысить авторитет» НПО. В этой связи он поручал «в ближайшее время» разработать и принять Концепцию развития гражданского общества до 2025 года. Однако она не принята до сих пор, хотя планировалось это сделать до конца 2019 года. На сайте министерства информации и общественного развития опубликованы лишь проект документа и проект указа президента об утверждении концепции.

Обеспечение прав и безопасности граждан

Ключевым фактором усиления защиты прав граждан и их безопасности Токаев считает «глубокие реформы судебной и правоохранительной систем». В своем первом послании он поручал принять «ряд серьезных мер по улучшению качества судебных решений», «обеспечить единообразие судебной практики», а чтобы исключить неравные условия граждан с государством в публично-правовых спорах при обжаловании решений и действий органов власти – внедрить «административную юстицию как особый механизм разрешения споров».

«Впредь при разрешении споров суд будет вправе инициировать сбор дополнительных доказательств, ответственность за сбор которых, ляжет на государственный орган, а не на гражданина или бизнес. Все противоречия и неясности законодательства должны трактоваться в пользу граждан», - говорил президент.

В рамках этого поручения в июне этого года в стране принят Административный процедурно-процессуальный кодекс, направленный на равные условия граждан и государства в суде.

Также президент поручал «в срочном порядке» ужесточить наказание за сексуальное насилие, педофилию, распространение наркотиков, торговлю людьми, бытовое насилие против женщин и другие тяжкие преступления против личности, особенно против детей. В конце 2019 года соответствующий закон был подписан президентом. За изнасилование, насильственные действия сексуального характера, развращение малолетних, вовлечение детей и подростков в изготовление детской порнографии предусматривается уголовная ответственность от 17 до 20 лет, а там, где пострадали малолетние дети, – минимум 20 лет или пожизненное лишение свободы. Изнасилования без отягчающих обстоятельств также переведены в тяжкие преступления со сроком лишения свободы от 5 до 8 лет, без права примирения сторон. За распространение наркотиков в общественных местах, через интернет предусмотрена ответственность от 10 до 15 лет.

«Вопросы защиты прав ребенка и противодействия бытовому насилию должны быть нашим приоритетом», - подчеркивал Токаев в своем первом послании.

Однако общественники считают, что принятый закон мало что изменил в ситуации с бытовым насилием. В апреле этого года Союз кризисных центров обратился к Касым-Жомарту Токаеву, говоря о необходимости внести изменения в закон «О профилактике бытового насилия». Отсутствие криминализации бытового насилия в стране приводит к его росту, особенно во время режима чрезвычайного положения. По данным общественников, в Казахстане в каждой третьей семье имеет место как минимум один из четырех видов насилия – физическое, психологическое, экономическое и сексуальное, а также учащаются случаи, когда имеют место все виды насилия. Поэтому важно криминализировать бытовое насилие.

«К сожалению, поручение, данное Вами по ужесточению наказания за бытовое насилие в отношении женщин, а также детей, правительство не выполнило. Наказание за бытовое насилие ограничилось лишь внесением изменений 16 января 2020 года в Кодекс Республики Казахстан «Об административных правонарушениях»: «предупреждение», за незнание закона и совершение преступления против личности и «лишение свободы лица, совершившего противоправные действия в сфере семейно-бытовых отношений до 10 суток», - говорилось в обращении общественников.

6 августа начальник управления ювенальной полиции и защиты женщин от насилия комитета административной полиции МВД Асет Оспанов сообщал, что в стране за время пандемии количество семейно-бытовых преступлений выросло на 21%, с начала карантина свыше 8 тыс. человек были привлечены к административной ответственности, и только половину нарушителей подвергли административному аресту.

Вышеупомянутым законом также ужесточена ответственность за браконьерство и посягательство на жизнь инспекторов госоргана или специализированной организации по охране животного мира, егеря – по степени защиты они приравнены к сотрудникам правоохранительных, специальных госорганов и военнослужащим. Соответствующие поручения тогда же, в первом послании, давал Токаев. Теперь за посягательство на жизнь егерей установлен срок наказания от 10 до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества, а за применение насилия к ним, в зависимости от степени опасности, - от 3 до 12 лет лишения свободы. За незаконную охоту будут наказывать лишением свободы до 10 лет, в зависимости от тяжести нанесенного ущерба.

Борьба с коррупцией

Вопрос системной борьбы с коррупцией не сходит с повестки дня, об этом говорится из года в год, но по-прежнему эта проблема остается нерешенной. Касым-Жомарт Токаев поручал в прошлом году «восстановить антикоррупционную экспертизу проектов нормативных правовых актов центральных и местных органов с участием экспертов и общественности», «законодательно и нормативно регламентировать ответственность первого руководителя ведомства, в котором произошло коррупционное преступление», «предусмотреть строгую ответственность сотрудников самих антикоррупционных органов за незаконные методы работы и провокационные действия». А уже 26 ноября 2019 года глава государства подписал пакет поправок в законодательство, которыми внедрен институт отставки политических служащих за коррупционные правонарушения подчиненных.

Сейчас Антикоррупционная служба работает над внедрением еще ряда мер, чтобы снизить коррупционные риски. В частности, 2 сентября глава Агентства по противодействию коррупции Алиек Шпекбаев писал в Facebook, что на повестке дня стоит вопрос распространения действия антикоррупционного законодательства на лиц, не являющихся госслужащими, но выполняющих публичные функции. В частности, предлагается, чтобы наравне с госслужащими уголовную ответственность за получение взяток и откатов несли топ-менеджеры банков, руководители субъектов естественных монополий, частные судебные исполнители и ряд других категорий «публичных служащих». Работают в ведомстве и над ужесточением наказания для чиновников, которые попались на коррупционных преступлениях, и для взяткодателей и посредников во взяточничестве. А «сильнейший профилактический эффект будет иметь отмена УДО в отношении осужденных коррупционеров», уверен глава агентства.

«В продолжение этой логики мы выступаем за исключение применения кратных штрафов за особо тяжкие коррупционные преступления и пересмотр назначения наказания для коррупционеров в колониях-поселениях», - подчеркнул Шпекбаев.

Также ведомство намерено ввести с 2021 года запрет для госслужащих, депутатов и судей на владение банковскими счетами за рубежом.

Алматы, март 2020 года. Фото Данияра Мусирова

Экономика

«Если мы проведем необходимые структурные изменения, то к 2025 году сможем обеспечить ежегодный устойчивый рост валового внутреннего продукта на 5% и выше», - отмечал Токаев 2 сентября 2019 года.

По итогам прошлого года рост ВВП страны составил 4,5%, правительство намеревалось составить план по достижению роста экономики в 2020 году на уровне 4,7-5%. Однако пандемия коронавируса нарушила планы: в середине марта в стране был введен режим ЧП, закрылись практически все объекты бизнеса, многие остались без работы и средств к существованию. Для поддержки населения и бизнеса правительством был принят ряд мер поддержки: соцвыплаты по потере работы, отсрочки по налогам и кредитам. Все это оказало существенное негативное влияние на бюджет. По информации первого вице-министра финансов Берика Шолпанкулова, общий пакет антикризисных мер, не считая налоговых преференций и поддержки на местном уровне, составил свыше 5,9 трлн тенге (почти 9% ВВП), из которых более 3,4 трлн – за счет республиканского бюджета.

10 июля на расширенном заседании правительства Токаев говорил, что «карантин и снижение цен на нефть привели к резкому сокращению доходов бюджета». «Потери доходов республиканского бюджета на 2020 год оцениваются в 1,7 трлн тенге», - отмечал он.

Международный валютный фонд ожидает, что ВВП Казахстана в 2020 году сократится на 2,5% из-за последствий пандемии коронавируса; Всемирный банк прогнозирует, что ВВП страны в этом году сократится почти на 3%, инфляция будет выше установленного порога, а уровень бедности достигнет почти 13%. Нацбанк Казахстана в сентябре ухудшил свои прогнозы и ожидает сокращение ВВП на 2-2,3%. По итогам 8 месяцев 2020 года ВВП уже снизился на 3%.

Сокращение нацкомпаний

В прошлогоднем послании Касым-Жомарт Токаев раскритиковал госкомпании, которые, по его мнению, «превратились в громоздкие конгломераты, международная конкурентоспособность которых вызывает сомнения». Он поручал правительству и Счетному комитету «в трёхмесячный срок провести анализ эффективности государственных холдингов и нацкомпаний». Спустя почти полгода председатель Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета Наталья Годунова отчиталась президенту об этой работе. Как сообщала Акорда 17 февраля этого года, по информации Годуновой, «были выявлены системные проблемы и недостатки, которые требуют своего решения».

«В частности, не снижается доля квазигосударственного сектора в экономике. Субъекты квазигосударственного сектора в значительной степени зависят от поддержки со стороны республиканского бюджета. По словам Натальи Годуновой, по-прежнему отсутствует прозрачность в процедурах закупок: львиная доля договоров заключается неконкурентным способом. Счетному комитету в ходе аудита предстоит выяснить, имеются ли объективные причины такого положения дел», - говорилось в сообщении.

Тогда Годунова внесла на рассмотрение главы государства предложения по оптимизации нацхолдингов, в том числе по ликвидации отдельных компаний квазигосударственного сектора.

Также Токаев в прошлогоднем послании говорил о необходимости сократить число государственных операторов в сфере жилищной политики. Он напомнил тогда, что «одновременно работают 7 государственных операторов, и это только на центральном уровне». В итоге в стране был разработан и принят закон, которым объединяются действующие операторы жилищных программ АО «Казахстанская ипотечная компания», АО «Байтерек девелопмент», АО «Фонд гарантирования жилищного строительства» в единого оператора жилищного строительства. Он будет заниматься финансированием и реализацией инвестпроектов и работать по принципу единого окна с местными исполнительными органами и стройкомпаниями. В результате объединения административные расходы операторов сократятся на 42%.

Поддержка МСБ

Говоря о поддержке малого и среднего бизнеса, который является «прочной основой развития города и села» и «играет важную роль в социально-экономической и политической жизни страны», глава государства поручал правительству разработать законодательную основу освобождения компаний микро- и малого бизнеса от уплаты налога на доход сроком на три года. «Соответствующие поправки в законодательство должны вступить в силу с 2020 года», - указывал президент.

Закон был подписан в конце 2019 года. С 1 января 2020 года до 1 января 2023 года освобождены от уплаты налогов индивидуальные предприниматели с количеством работников до 15 человек и с годовым доходов до 30 тыс. МРП (79 млн тенге); индивидуальные предприниматели и юридические лица с количеством работников до 100 человек и с годовым доходом до 300 тыс. МРП (795 млн тенге). По оценкам министерства национальной экономики, освобождение от налогов на доход распространится на 1,2 млн субъектов микро- и малого предпринимательства, что позволит бизнесу за 3 года сэкономить более 380 млрд тенге.

Бизнес, по словам Токаева, несмотря на поддержку государства, «по-прежнему наталкивается на многочисленные проблемы, связанные с действиями правоохранительных и контролирующих органов».

«Моя позиция по этому вопросу известна: любые попытки воспрепятствовать развитию бизнеса, особенно малого и среднего, должны рассматриваться как преступления против государства. В этой связи нужны дополнительные меры законодательного характера. Парламент и правительство должны предложить решение данной проблемы», - заявлял Токаев.

Но в своем втором послании 1 сентября текущего года президент снова поднял эту проблему: «Базовые принципы регуляторной политики должны быть изменены. Госрегулирование может быть оправдано только защитой здоровья граждан и экологии. Законодательно и на практике следует зафиксировать преобладание сущности над формой: здравый смысл и содержание могут превалировать над жесткими юридическими нормами. Начать следует с наиболее коррупциогенных сфер: архитектурно-строительной деятельности, санэпиднадзора, ветеринарии, сертификации и других. Поручаю в течение следующего года разработать новую нормативно-правовую базу деятельности МСБ».

Он повторил, что «любое незаконное вмешательство государственных структур в предпринимательскую деятельность, воспрепятствование работе бизнесменов должны восприниматься как тягчайшее преступление против государства».

Алматы, март 2020 года. Фото Данияра Мусирова

Цифровизация

«Здесь предстоит большая работа. Наша задача – усилить лидерство в регионе по уровню развития инфокоммуникационной инфраструктуры. Правительству предстоит адаптировать законодательство под новые технологические явления: 5G, «Умные города», большие данные, блокчейн, цифровые активы, новые цифровые финансовые инструменты. Казахстан должен стать брендом в качестве открытой юрисдикции для технологического партнерства, строительства и размещения дата-центров, развития транзита данных, участия в глобальном рынке цифровых услуг», - поручал Токаев.

В начале этого года занимавший в то время пост министра цифрового развития Аскар Жумагалиев говорил в интервью Vласти, что автоматизировано 80% государственных услуг, проблему с интеграцией Казахстан «практически урегулировал» и «активно работает» в направлении «больших данных». Но уже в марте глава государства на совещании по реализации государственной программы «Цифровой Казахстан» констатировал, что поставленная перед министерством цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности цель по внедрению передовых и современных технологий не достигнута, цифровизация в разных ведомствах идет бессистемно. Говоря о регионах, он подчеркнул, что «будучи востребованной среди населения и бизнеса, цифровизация очень медленно внедряется в сферах, наиболее подверженных коррупции». Также Токаев отмечал проблему отсутствия качественного интернета, особенно в сельской местности, и поручал правительству активизировать работу по устранению «цифрового неравенства».

Пандемия коронавируса еще больше обнажила проблемы в этой сфере, когда учащиеся школ ушли на дистанционное обучение, а госорганы перевели свои услуги в дистанционный формат. В период режима ЧП сервисы не могли справиться с большим количеством заявок на получение соцвыплаты в 42 500 тенге и все время «падали». Более 20 тыс. школьников не смогли обучаться онлайн из-за отсутствия в селах интернета, а в 604 населенных пунктах страны отсутствует телевидение, поэтому более чем 300 детей оказались без доступа к видеоурокам для дистанционного обучения. Более того, 10 июля на заседании правительства Токаев отмечал, что у 20% учителей нет доступа дома к интернету, а в школах страны рабочими являются только 40% компьютеров. А 9 сентября, когда начался новый учебный год в дистанционном формате, компания Bilim Media Group заявила, что казахстанская платформа дистанционного обучения OnlineMektep.org подверглась серии мощных внешних DDoS-атак, что вызвало многократное увеличение нагрузки на платформу.

Налоги

Вопрос «справедливого налогообложения» президент поднимал еще в первом послании. Токаев тогда отмечал необходимость «модернизировать налоговую систему с фокусом на более справедливое распределение национального дохода».

«Правительство должно наложить запрет на все выплаты, не предусмотренные Налоговым кодексом. Это, по сути, дополнительные налоги», - говорил президент, называя отдельной проблемой качество текущей налоговой системы.

За год в этой сфере мало что изменилось. Правда, государство провело налоговую амнистию для физлиц, в которой приняли участие 672 530 граждан – им была списана пеня на сумму 2,8 млрд тенге. В парламенте на рассмотрении находится законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам налогообложения и совершенствования инвестиционного климата», которым предлагается объединить налоги на имущество и землю с физических лиц – эти два налога будут уплачиваться единым платежом. А земельный налог для собственников многоквартирных жилых домов предлагается отменить.

Во втором послании президент снова поднял вопрос о качестве налоговой системы, подчеркнув, что «сегодня взимается около 40 различных налогов и сборов, администрирование усложнено и носит ярко выраженный принудительный характер». Он поручил провести ревизию Налогового кодекса и подзаконных актов, чтобы кардинально упростить исполнение налоговых обязательств и минимизировать количества налогов и платежей.

Вместе с тем еще в мае Касым-Жомарт Токаев объявил, что в Казахстане необходимо ввести прогрессивную шкалу индивидуального подоходного налога, который будет зависеть от размера заработной платы. При этом он считает, что ИПН для среднего класса должен остаться прежним, а до 15% вырасти только для богатых.

Алматы, март 2020 года. Фото Данияра Мусирова

Кредитование

Проблема закредитованности казахстанцев, особенно социально уязвимых слоев населения, «приобрела социальную и политическую остроту», отмечал Токаев. В этой связи он поручал правительству и Нацбанку «в течение двух месяцев подготовить к внедрению механизмы, которые гарантированно не допустят повторение такого положения». В рамках этого поручения с 1 января текущего года введен запрет на выдачу кредитов казахстанцам с доходами ниже величины прожиточного минимума (в 2020 году он составляет 31 183 тенге), безработным, а при просрочке выплат по кредитам более трех месяцев банкам запрещено начислять комиссии.

Банковский сектор

«Недостаточная эффективность денежно-кредитной политики становится одним из тормозов экономического развития страны. Следует обеспечить кредитование бизнеса банками второго уровня на приемлемых условиях и на длительный срок. Нацбанку до конца года необходимо завершить независимую оценку качества активов банков второго уровня», - поручал в прошлом году Токаев.

Регулятор оценил качество активов 14 крупных банков второго уровня и пришел к выводу, что у них есть достаточный объем капитала. Отчет об этом был опубликован в конце февраля этого года.

Нацфонд

Средства Нацфонда – это «средства будущих поколений», заявлял Токаев и отмечал необходимость снизить использование средств Национального фонда для решения текущих проблем.

«Трансферты Национального фонда должны выделяться только на реализацию программ и проектов, направленных на повышение конкурентоспособности экономики. Объем гарантированных трансфертов с 2022 года постепенно должен быть снижен до 2 трлн тенге. Поручаю правительству совместно с Национальным банком до конца года подготовить конкретные предложения по совершенствованию механизма распоряжения средствами Национального фонда», - говорил президент.

В этом году в связи с пандемией, чтобы покрыть недопоступления в республиканский бюджет и профинансировать реализацию антикризисных мер, было принято решение взять деньги – 1,8 трлн тенге – из Национального фонда. А в конце августа глава Нацбанка Ерболат Досаев заявил, что проект нового республиканского бюджета предусматривает значительное увеличение дефицита госбюджета и объема трансфертов из Нацфонда. В результате, согласно прогнозу, к концу 2023 года его средства составят 30,8% ВВП, приблизившись к уровню неснижаемого остатка – 30% от ВВП. В этой связи необходимо «принять меры для поддержания сберегательной функции Национального фонда и снижения нефтяного дефицита», отмечал глава Нацбанка.

Во втором послании народу Казахстана 1 сентября этого года Токаев заявлял, что «все обязательства государства в социальной сфере и в части поддержки экономики будут выполнены», а для этого из Нацфонда выделяется 1 трлн.

Алматы, май 2020 года. Фото Данияра Мусирова

Образование

Перейти к политике профориентации на основе выявления способностей учащихся; расширить сферу действия программы «С дипломом – в село», рассмотреть вопрос сокращения числа учебных заведений, в первую очередь тех, «которые вместо качественного обучения занимаются продажей дипломов», обеспечить школьников качественными учебниками. Такие поручения давал Касым-Жомарт Токаев в прошлогоднем послании. Программу «С дипломом – в село» расширили, правда, отправлять в сельскую местность будут госслужащих. Проблема качества школьных учебников все еще не решена, как и проблема трудоустройства выпускников.

Осенью прошлого года министерство образования и науки провело проверку 13 высших учебных заведений, которые вошли в перечень по системе оценки рисков, в 5 из них были повторно выявлены нарушения, в связи c чем на месяц были приостановлены их лицензии: регионального социально-инновационного университета Шымкента, инновационного Евразийского университета Павлодара, университета «Алматы», Казахстанско-Американского свободного университета в Усть-Каменогорске и Казахско-русского международного университета в Актобе. В итоге Региональный социально-инновационный университет в Шымкенте был закрыт по решению суда. А в январе этого года стало известно, что Казахстанскому морскому университету (Актау) и Центрально-Азиатскому университету (Алматы) приостановили лицензии. В августе МОН опубликовал в Facebook пост о том, что возбуждены административные дела в отношении университета «Астана», Актауского гуманитарно-технического университета.

Медицина

С 1 июля 2020 года в Казахстане запущена система обязательного социального медицинского страхования. В своем первом послании глава государства отмечал, что «реализация ОСМС призвана улучшить качество и доступность медицинских услуг», при этом «правительству нужно предельно ответственно подойти к вопросу реализации социального медстрахования во избежание его очередной дискредитации». При этом Токаев заверял: государство сохраняет гарантированный объем бесплатной медицинской помощи.

Пандемия коронавируса и здесь показала большие провалы, когда даже в рамках «гарантированной бесплатной медицинской помощи» у населения не было к ней доступа. В стране не хватало машин и бригад скорой помощи, в больницах – аппаратов ИВЛ, кислородные баллоны казахстанцы покупали сами, тесты на коронавирус были недоступны, а в период режима чрезвычайного положения из-за отсутствия возможности делать отчисления многие и вовсе оказались за бортом системы медицинского страхования.

Больница в Алматы, июнь 2020 года. Фото Данияра Мусирова

Социальная защита

В целях дальнейшего развития системы социальной поддержки президент поручал скорректировать механизм выделения адресной социальной помощи, «чтобы она стала прозрачной, справедливой, мотивировала к труду, а не к праздному образу жизни».

«Помощь в основном должны получать те, кто трудится. В то же время нужно позаботиться о детях из малообеспеченных семей. Для них необходимо ввести гарантированный социальный пакет – регулярную помощь детям дошкольного возраста, бесплатное горячее питание для всех школьников, обеспечение их учебными принадлежностями и формой, оплату медицинской, в том числе стоматологической помощи, возмещение затрат на проезд в общественном транспорте. Все эти меры должны вступить в действие с 1 января 2020 года», - поручал Токаев.

С этого года в стране ввели гарантированный соцпакет для детей из малообеспеченных семей, получающих АСП и поменяли подходы к выплате адресной социальной помощи, где главным ориентиром стала «мотивация граждан к труду». А новое государственное пособие многодетным семьям, имеющим четверых и более детей, стало дифференцированным, вне зависимости от дохода.

Пенсионное обеспечение

Касым-Жомарт Токаев в сентябре прошлого года поручал правительству «провести серьезную работу по повышению эффективности пенсионной системы», в которой «накопились серьезные проблемы», и до конца 2019 года «проработать вопрос целевого использования работающими гражданами части своих пенсионных накоплений, например, для покупки жилья или получения образования».

«На текущий момент проблема недостаточности пенсионных сбережений не столь ощутима. Однако уже через 10 лет ситуация может измениться. Количество работающих граждан, производящих пенсионные накопления, заметно уменьшится, в то время как количество пенсионеров возрастет. При этом уровень накоплений и инвестиционных доходов, получаемых с пенсионных активов, остается низким. Сейчас работающему человеку пользоваться пенсионными накоплениями можно только после выхода на пенсию. Но понятно желание людей использовать эти средства еще до выхода на пенсию», - говорил Токаев.

Это поручение президента не было выполнено в срок. Более того, только недавно правительство определилось с порогом достаточности для снятия казахстанцами части пенсионных накоплений на личные нужды. Изначально предлагалось, что для изъятия пенсионных накоплений мужчинам в возрасте 30 лет необходимо накопить порог достаточности в 6,7 млн тенге, а женщинам - 9,6 млн тенге. В итоге правительство приняло решение сделать порог достаточности одинаковым для мужчин и женщин: для граждан, достигших 30 лет, он будет составлять 2,5 млн тенге, 40 лет – 3,4 млн тенге, 50 лет – 4,5 млн тенге. При этом казахстанцы должны будут отдать государству индивидуальный подоходный налог в размере 10% с суммы, которую они снимут в ЕНПФ со своего же счета. Это предусмотрено действующим налоговым законодательством. Всего, по оценкам Минтруда и соцзащиты населения, 721 тыс. казахстанцев смогут забрать из ЕНПФ 1,4 трлн тенге.

***

В первом послании Токаев потребовал от госорганов «оперативной работы и достижения конкретных показателей», заявляя, что на членов правительства, руководителей государственных органов и регионов, государственных компаний и учреждений возлагается персональная ответственность за эффективное осуществление реформ. «Правительство в предстоящий период должно повысить эффективность своей деятельности. Казахстанцы ждут конкретных результатов», - подчеркивал президент.

Судя по тому, что не все поручения президента реализованы, или выполнены частично и не в срок, к исполнительской дисциплине правительства остаются вопросы.

Рекомендовано для вас